Виктор Колупаев. Качели отшельника

1.

"Фиалка", грузопассажирская ракета, обычно ждала трансзвездный лайнер за орбитой пятой планеты системы Севана. И на этот раз все было как обычно. Транслайнер "Варшава" материализовался в точно установленном месте, опередив график выхода в трехмерное пространство на одну минуту. Капитан "Варшавы" тотчас же послал в эфир свои координаты. Но "Фиалка" с помощью радаров уже засекла появление лайнера и, набирая скорость, мчалась к нему. В командирском отсеке "Фиалки" царило оживление. Не так часто корабли Земли появлялись в окрестностях Севана. Теперь будут новые приборы, оборудование, которого всегда не хватает физикам, биологам, археологам и инженерам Отшельника. Будут новые статьи, новая информация. Будут часы, проведенные в обществе людей, совсем недавно ходивших по Земле. События этих нескольких часов будут неделями рассказываться там, на Отшельнике. Экипаж "Фиалки" с трудом будет отбиваться от приглашения на чашку кофе в каждый коттедж Центральной станции. На каждой из двадцати баз вдруг срочно для проведения непредвиденных работ потребуется кто-нибудь из экипажа корабля. А их всего трое. Командир "Фиалки" - Свен Томсон. Его помощник - специалист по кибернетическим устройствам Николай Трайков. И связист - Генри Вирт. Глядя на вырастающий на глазах шар "Варшавы", Свен Томсон потряс огромными кулаками и сказал: - Когда вижу его, хочется убежать на Землю. На Отшельнике это проходит. А здесь с трудом сдерживаю себя, чтобы не написать рапорт. - "Его зовет и манит Полярная звезда", - тонким дискантом пропел Николай Трайков. - Никуда ты с Отшельника не сбежишь. А Анитта... - Ни слова дальше, Ник, - загремел Свен. - Молчу, молчу, молчу. Только не надо подавать рапорт. - Я забыл на Отшельнике голубую светящуюся рубашку, - испуганно произнес Генри. - Оза снова все перепутала. - Что ты?! - гробовым голосом сказал Николай. - Это же катастрофа! - Тебе шутки, а я говорю серьезно. В кают-компании все будут в светящихся рубашках, а я... - Возьми мою, - предложил Свен. - Твою? - удивленно переспросил Генри, уставившись на широкоплечую высокую фигуру командира. - Но ведь мне нужна не ночная сорочка. - Как хочешь, - спокойно сказал Томсон и вдруг крикнул: - Осталось три минуты! Долой этикет, тем более что мы его никогда не соблюдали... - Привет отшельникам! - прозвучал из динамиков голос командира "Варшавы". - Как дела с цивилизацией? Что-нибудь получается? - Отлично! - крикнул в ответ Томсон. - Ничего нельзя в ней понять. А все ли готово в кают-компании? Чем удивит нас шеф-повар? - Экипаж "Фиалки"! - раздался громкий голос. - Приготовиться к всасыванию. - Готовы, - ответил Томсон. - Даю отсчет. Десять, девять... ноль. Громадный борт транслайнера заслонил весь обзорный экран "Фиалки", приблизился вплотную и в следующее мгновение, раздвинув металлокерамические плиты, втянул ракету внутрь. Плиты сомкнулись. "Фиалка" лежала на специальной платформе в грузовом отсеке транслайнера. Пространство вокруг ракеты осветилось яркими огнями. К платформе бежали люди, казавшиеся муравьями в этом огромном зале. Массивные фигуры киберпогрузчиков пришли в движение. Томсон нажал клавишу. Сейчас двадцатиметровые створки "Фиалки" разойдутся в стороны и киберпогрузчики начнут загружать емкое брюхо ракеты. - Разрешаю выход, - раздалось из динамиков. Все трое, обгоняя друг друга, кинулись к подъемнику и через минуту уже стояли на платформе, жмурясь от яркого света. - Ну как у вас дела на Земле? Отшельники даже не воспользовались трапом. С двухметровой высоты платформы они, не раздумывая, бросились вниз, в дружеские объятия людей, только что прибывших с Земли. Какое имело значение, что эти люди никогда ранее не видели друг друга! Вопросы, сложные, простые, высказанные с тревогой, с любопытством, с юмором, сыпались со всех сторон. - У вас сейчас зима? - Зима. - Почему зима? У нас лето. - А-а-а. Понятно. И зима и лето сразу. Здорово! Смех. Оглушительные похлопывания по спине. Рукопожатия. - Сколько микронакопителей привезли? - Узнаешь, когда будешь подписывать ведомость. - Пятьсот килограммов писем. Полтора миллиона приветов. Они вышли из грузового отсека "Варшавы", говоря сразу о тысячах различных вещей, понимая друга с полуслова. В огромный подъемник лайнера все сразу не поместились. Поднимались группами. Ярко освещенные туннели уходили куда-то далеко вперед. В них можно было различить фигуры людей и киберов. Люди приветственно поднимали руки, хотя вряд ли они видели, кто находился в подъемнике. Они просто знали, кто сейчас проплывал вверх мимо них. Киберы не обращали ни на кого внимания. У них не было времени размышлять над происходящим, у них было задание. Бесконечный, казалось, подъем наконец окончился. Вирт, Томсон и Трайков ступили на движущуюся ленту широкой улицы из пружинящего под ногами голубоватого пластика. Через каждые сто метров встречались переходы и ответвления в светящиеся огромные коридоры. Высокие залы были заняты странными конструкциями, состоящими из разноцветных шаров, конусов, параболических перекрытий, висячих мостиков, цилиндров, металлических скелетов. И везде отшельников встречали приветственными взмахами рук. Это была огромная лаборатория, целый научно-исследовательский институт. "Варшава" не только снабжала исследовательские планеты необходимым оборудованием, продуктами, специалистами, предметами быта и строительными материалами. Около тысячи научных работников занимались исследованием четырехмерного пространства. "Варшава" обходила за три земных месяца двадцать исследовательских планет. Затем цикл повторялся снова. В кают-компании уже собралось человек двадцать. Томсон с серьезным видом обсуждал с командиром транслайнера Антоном Вересаевым проблемы выведения новых сортов кактусов в условиях четырехмерного пространства. Николай Трайков, собрав вокруг себя большую половину людей, закатывал глаза и, делая страшные жесты, рассказывал о хищниках Отшельника. Генри Вирт, заикаясь, беседовал с двумя девушками. Потом Вересаев представил экипажу "Фиалки" Эрли Козалеса, журналиста-физика. Эрли должен был лететь на "Фиалке". На обед было подано столько разнообразных кушаний, что ими вполне можно было бы в течение недели кормить всех научных сотрудников Отшельника. После обеда пошли в концертный зал, затем смотрели хронику и еще несколько часов ходили из каюты в каюту, набираясь впечатлений. И снова они катились мимо бесчисленных переходов, поворотов, туннелей, залов, прощаясь с "Варшавой". Грузовые люки "Фиалки" были уже задраены. Все, что предназначалось Отшельнику, было погружено. Киберпогрузчики медленной неуклюжей походкой удалялись в свои ангары. Последние слова прощания, последние рукопожатия. Эрли сел в кресло в командирской рубке. Генри Вирт проверил радиосвязь. Николай Трайков - все кибернетические системы корабля. И тогда Томсон сказал в микрофон одно-единственное слово: - Готовы! Казалось неведомая сила вытолкнула "Фиалку" из транслайнера. Двухкилометровый шар медленно уменьшался в размерах. - Счастливой плазмы! - Счастливого суперперехода! "Фиалка" удалилась от "Варшавы" на несколько десятков тысяч километров, и обзорный экран осветила неяркая голубоватая вспышка. Это транслайнер ушел в четырехмерное пространство.

2.

Для экипажа "Фиалки" семидневный путь на Отшельник должен был пролететь незаметно. Все системы корабля работали отлично, и трое космолетчиков зачитывались книгами, журналами и микрогазетами, расположившись в небольшой библиотеке и отрываясь от чтения только для принятия пищи, сна и проверки функционирования систем корабля. Эрли летел на Отшельник за материалами для книги об этой странной планете. Чтобы не терять зря времени, он изучал последний отчет экспедиции. Отчет был написан лаконично, в нем излагались только факты. Чувствовалось, что у руководителей экспедиции нет даже гипотезы, объясняющей хоть часть, хоть одну сторону загадки Отшельника. Отшельник был открыт восемь лет назад. На нем не было смен времен года. Влажный жаркий климат в приэкваториальных зонах постепенно сменялся сухим. Но даже на полюсах днем температура не падала ниже пятнадцати градусов тепла. На Отшельнике было вечное лето и вечная весна. На тысячи километров к югу и северу от экватора тянулась сельва, зловещая и мрачная. Человеческий разум был бессилен перед ней. Животный мир сельвы омерзителен и однообразен. Безмозглые твари, напоминавшие покрытые зловонной слизью мешки, прыгающие, ползающие, занятые только одним - пожиранием себе подобных, но меньших по размерам. В этот серо-зеленый копошащийся мир человек не мог ступить, предварительно не уничтожив его. Первый космический корабль долго кружил над Отшельником, выбирая место для посадки и запуская разведывательные ракеты. Всюду было одно и то же. И тогда командир принял решение выжечь огнем планетарных дюз корабля пятачок диаметром в километр. Корабль приземлился. Разведчики вышли из него. Через час остатки группы вернулись на корабль, а через два недавно выжженный пятачок ничем не отличался от остальной сельвы, лишь только стрела корабля, направленная в зенит, нарушала мрачное однообразие пейзажа. Корабль взлетел и направился к Земле. Командир был твердо убежден, что вновь открытая планета непригодна для жизни, разве что после полного уничтожения сельвы. Но быстрота, с которым сельва завоевывала отнятое человеком пространство, ужасала. И все же на Отшельник - кто-то успел назвать эту дикую планету Отшельником - была послана вторая экспедиция. Она проводила исследования с воздуха на винтолетах. О наличии разумной жизни на Отшельнике нечего было и мечтать. Здесь не было не то что млекопитающих, но даже рептилий. На пятый день пребывания на Отшельнике экспедиция обнаружила посреди сельвы пятно коричневого цвета. Винтолет с тремя людьми спустился ниже и обнаружил несколько полусферических зданий с переходами между ними и белыми цилиндрами двадцатиметровой высоты. Это открытие было столь неожиданным, что вызвало бурю восторга у членов экспедиции. Но войти в эти здания люди не могли. Они даже не могли приблизиться к ним, потому что группу построек прикрывала полусфера силового поля, сдерживавшего напор сельвы. За кусочком неизвестной цивилизации было установлено круглосуточное наблюдение. Но там все было мертво. Через день на экваторе была открыта Центральная, так ее сразу назвали. Она занимала площадь радиусом в десять километров. Огромное здание, стоявшее в середине, тоже было пусто. Вскоре обнаружили еще девятнадцать небольших пятачков, отвоеванных кем-то у сельвы, застроенных странными зданиями и тщательно охраняемых невидимыми сторожами - силовыми полями. Двадцать пятачков, оставленных неведомой цивилизацией, были названы просто базами. Они растянулись кольцом по периметру Отшельника через каждые две тысячи километров. Их было всего двадцать и еще Центральная. И больше никаких признаков цивилизации. Ни городов, ни дорог, ни ракетодромов. Планета была пуста. Третьей экспедиции удалось раскрыть секрет выключателя силовых полей, и после этого началось систематическое исследование планеты и работа по разгадке ее тайны. Грузовые лайнеры в течение четырех месяцев перебрасывали на Отшельник оборудование, винтолеты, вездеходы, приборы, целые научные лаборатории, здания, пищу, мебель, людей. Экспедиция была прекрасно оснащена. В ней насчитывалось двести четырнадцать человек: археологов, зоологов, ботаников, физиков, техников, инженеров. Неизвестно, что произошло на Отшельнике, поэтому разгадка могла быть найдена представителями любой науки. Ну а если говорить правильнее, то усилиями всех наук, всей экспедиции. Экспедицию возглавлял Конрад Стаковский, у которого Эрли учился. Когда Эрли увлекся журналистикой, Стаковский был раздосадован: уходил любимый ученик. Но Эрли не бросил физику совсем и стал журналистом, пишущим по вопросам науки. И сейчас он летел на Отшельник по приглашению старого учителя. Конрад не объяснил причину своего выбора, и Эрли терялся в догадках. Получить приглашение работать на Отшельнике было бы лестным для любого журналиста, Эрли это знал и был польщен. Но было еще одно объстоятельство... На Отшельнике в группе археологов работала его бывшая жена - Лэй. Уж не пришло ли в голову Стаковскому примирить двух людей, которых он хорошо знал. И об этом думал Эрли, но гнал от себя такие мысли. Мечтая о встречах с Лэй, Эрли сам делал их невозможными. Но теперь они должны встретиться. Двести пятнадцать человек на одной планете - не очень густо. Не встретиться просто невозможно. Эрли оборвал поток мыслей, бросил на стол копию отчета о работе на Отшельнике. Какая уж тут работа, экспедиция тыкалась в проблемы и загадки, как слепой котенок в глухую стену. Зоологи и ботаники делали некоторые успехи, но что за цивилизация была здесь? Куда она исчезла? Что означают эти циклопические постройки Центральной? Для чего нужны были базы, расположенные на равных расстояниях друг от друга? Эрли вышел из библиотеки и пошел по ярко освещенному коридору, намереваясь заглянуть в отсек управления и побеседовать с командиром "Фиалки". Николай Трайков лежал в кресле в библиотеке и на все вопросы Эрли только строил кислые гримасы и иногда односложно отвечал: "Позже. Да узнаешь ты все. Успеешь." А Свен говорил: - Полнейшая неразбериха. Топчемся на одном месте. "Фиалка" патрулирует пространство около Отшельника. Словно ждем, что к нам кто-то явится в гости. - Не в гости, а домой, - поправлял его Генри. - Это мы гости, да еще незваные. - И тут же круто менял тему разговора: - Скажи, Эрли, какие новые имена придумали на Земле? У меня будет дочка, обязательно дочка. Оза хочет назвать ее Сеоной. А я не знаю, не решил еще. А через некоторое время, как только Эрли начинал что-нибудь спрашивать, повторялся тот же разговор. Генри не мог ни о чем говорить, кроме Озы и дочери. Прошло уже два дня как "Фиалка" рассталась с "Варшавой". Это означало, что при хорошем стечении объстоятельств они могут связаться по радио с Центральной.

3.

Эрли сделал несколько шагов по коридору и увидел идущего ему навстречу Генри. Тот был явно расстроен и, поравнявшись с Эрли, недовольно бросил: - Лентяи. - Что-нибудь случилось? - спросил Эрли, не понимая о чем идет речь. - Не хотят раньше графика связаться с нами по радио. Не поверю, что Оза ничего не хочет сказать мне. Лентяи, и точка. Когда патрулируешь пространство, это бывает. Но ведь мы идем после встречи с "Варшавой"! Они же там сейчас минуты считают. - Когда должна быть связь? - Через два часа. Какая им разница. Меня трясет от злости. Видишь? - Эрли кивнул, хотя вид у радиста был вполне нормальный. - Два часа буду лежать и не подойду к передатчику. Не пойду, и все! Это было сказано с такой убедительностью, что Эрли невольно подумал: Генри не выдержит и пяти минут. Вирт кинулся в библиотеку, а Эрли пошел мимо кают в командирскую рубку. Свен был занят какими-то вычислениями. Продолжая нажимать на клавиши математической машины, он молча кивнул Эрли, как бы приглашая его сесть в кресло. Тот сел и уставился в обзорный экран, но, сколько он ни смотрел, найти Отшельник на фоне ярких звезд не смог. Эрли, по-видимому, задремал, так как вдруг услышал шум голосов. Генри сидел за передатчиком, повернув голову к командиру. На лице его было страдальческое выражение. Он сказал: - Связи нет. - Что там у тебя произошло? - спросил Свен и, оставив свою машину, подошел к радисту. Эрли подумал, что все это время он надеялся, не признаваясь себе, что Лэй, может быть, захочет с ним поговорить. Он вышел из рубки, боясь, что его чувства слишком заметны для посторонних. Через два часа двери библиотеки открылись, и на пороге появились командир "Фиалки" и радист. Генри был бледен, Свен неестественно спокоен. Он сказал: - Отшельник не отвечает. Там что-то произошло. Трайков оторвался от чтения и сказал: - Что там могло произойти? Прохождение радиоволн... - С прохождением все нормально. Маяк космодрома прослушивается нормально. Но маяк - автомат. У Эрли захлестнуло сердце. - Что будем делать? - спросил Николай. - Через десять минут все должны быть готовы. Будем идти с тройными перегрузками или даже... - тут Свен с сомнением посмотрел на Эрли: выдержит ли? - Будем идти на пределе, даже если кто-нибудь потеряет сознание. Трайков включил своих кибернетических помощников, и через несколько минут все в корабле было приведено в аварийный режим. Все четверо легли в амортизирующие кресла в командирской рубке. У троих были свои особые обязанности, которые нужно выполнять в условиях перегрузок. И только у Эрли не было никаких обязанностей. Свен включил аварийные двигатели. "Фиалка" рванулась вперед, людей вдавило в кресла. Еще несколько минут они пытались разговаривать, обсуждая, что могло произойти с людьми на Отшельнике. Испортился передатчик? Но за это время его сто раз могли отремонтировать. Прорвалась сельва? Это было маловероятным, но возможным. Других объяснений просто не приходило в голову. - Это могла быть только сельва, - сказал Свен. - С баз оказали бы им помощь, - не то возразил, не то поддержал его Генри. - Они могли эвакуироваться с Центральной на какую-нибудь базу, - предположил Эрли. - Нет, - едва разжимая рот, сказал Николай. - Сельва - это ерунда. Что-то другое... Непомерная тяжесть налила тела. Стоило больших усилий, чтобы пошевелить пальцем или удержать подбородок. Челюсть все время отвисала. Под глазами появились мешки. Особенно плохо приходилось Эрли. Последней его мыслью было: "Что за люди эти космолетчики?". Он потерял сознание. Эрли очнулся через восемь часов, когда на короткое время наступило блаженное состояние невесомости. С кресла встал только Николай Трайков, чтобы влить в рот обессилевшему журналисту несколько глотков горячего бульона. - Что со мной? - прошептал Эрли. - Ты был без сознания. Но так лучше. Так ты сумеешь перенести это. Все будет хорошо. Остальным было не до еды и воды. А затем началось торможение. Еще восемь часов с тройными перегрузками. На протяжении всего полета связь с Отшельником установить так и не удалось. Когда перегрузки кончились, Отшельник в обзорном экране был похож на огромный арбуз, занимающий четверть экрана. Центральная располагалась на самом экваторе. "Фиалка" приближалась к ней со стороны северного полушария, затянутого полупрозрачной дымкой. Эта дымка, казалось, состояла из искусственных радужных колец, параллельных широтам Отшельника. До поверхности оставалось около двух тысяч километров, до базы - около четырех тысяч. И вдруг началось что-то странное. Первым это заметил Свен, чувствовавший малейшее движение своего корабля. Нос "Фиалки" начал медленно подниматься вверх. И сразу же начались перегрузки, корабль резко тормозил. Он не подчинялся воле человека. "Фиалка" словно вдавливалась в мягкую, пористую резину, словно сжимала гигантскую пружину. Все произошло так быстро, так внезапно, что никто из людей не успел ничего сделать. Никто, даже Свен, не успел вмешаться. На высоте около полутора тысяч километров корабль повис, ничем не поддерживаемый, потому что двигатели были выключены. Повис на мгновение, а затем начал падать, но не вертикально вниз, а куда-то вбок, градусов под сорок пять к поверхности Отшельника. Это было беспорядочное кувыркание, Словно "Фиалка" катилась с горы. Свен все-таки выбрал момент и включил двигатели ракеты. "Фиалка" свечой рванулась вверх и, пройдя километров сто, стала замедлять движение. С людьми ничего страшного не произошло, даже Эрли не потерял сознания. - С чем нам удалось так мило столкнуться? - зарычал Свен. - Мы ни с чем не столкнулись, - уверенно заявил Николай. - На такой высоте над Отшельником не может быть ничего. - Метеор? - неопределенно вставил Генри. - Нет. В системе Севана почти нет метеорных потоков. - Почти - это значит все-таки есть. - У "Фиалки" нет внешних повреждений, - сказал Николай. - Я проверил. Киберискатели повреждений нигде не обнаружили. - Надо садиться, - сказал все время молчавший Эрли. - С "Фиалкой" разберемся позже. - Черт возьми! - вырвалось у Генри, и он отвернулся. - Я не могу поверить, что с ними что-то случилось. Свен повел корабль на юг к экватору и, только когда он повис над Центральной на высоте полутора тысяч километров, медленно, очень медленно начал опускать корабль. По его приказу никто не выключал круговых амортизаторов. Связи с Центральной по-прежнему не было. Генри Вирт обшарил весь диапазон частот, применявшихся для местной связи на Отшельнике, но эфир молчал. Корабль опускался. Двухсотметровая сигара медленно вибрировала. До поверхности оставалось пятьсот километров, триста, сто... Пятно Центральной было уже видно невооруженным глазом. Пятьдесят... Двадцать... Десять... Три... Стали видны отдельные детали построек Центральной. Километр... Двести метров... На такой высоте хорошо было бы видно людей... Чуть заметно вздрогнул корпус корабля. Из"Фиалки" выдвинулись амортизаторы, и корабль лег горизонтально. Космодром был пуст, "Фиалку" никто не встречал.

4.

- Сели, - глухо сказал Свен. - Что дальше? Ему никто не ответил. Эрли прикоснулся к одной из чуть выступающих из подлокотника цветных кнопок. Круговые амортизаторы разошлись в стороны, и кресло мягко опустилось. Эрли встал. В голове у него что-то шумело, сдавливая болью виски. Тошнота подступала к горлу. Неуклюже, на несгибающихся ватных ногах, не оглядываясь на Свена, пошел он к двери отсека управления, за ним - Генри Вирт. - Николай! - крикнул Свен. - Всем надеть скафандры и взять бластеры... - Бластеры! - чертыхнулся Трайков. - Здесь же все пусто. Зачем нам бластеры? - Этого я не знаю. Кто-нибудь знает, что здесь произошло? - ответил Свен. - Все равно. Подъемник я заблокировал. Возьмем сначала пробы воздуха. - Через минуту он сообщил: - Состав воздуха обычный. Выйдем все вместе. Ничего не предпринимать и не делать глупостей. Словом, мы не знаем, что здесь произошло, и поэтому должны быть осторожны. Генри Вирт и Николай Трайков первыми выскочили из командирской рубки. Эрли понимал, что ему не следует проявлять инициативы. Они хоть знают, что здесь было раньше, а он и этого не представляет. Размытые пятна светильников проносились мимо. Пол под ногами глухо пружинил. Свен заскочил в камеру, где хранилось оружие. Но им так давно никто не пользовался, что, порывшись несколько секунд, Свен выскочил обратно в коридор, так ничего и не взяв с собой. Первым спрыгнул на плиты космодрома Генри и бегом кинулся вперед. В километре от "Фиалки" виднелся купол Центральной станции с вычурными пристройками, пандусами, переходами, вышками и ажурными башнями. Все это переливалось разноцветными красками, отражая радужные блики во все стороны и отчетливо выделяясь на фоне голубого неба. От купола Центральной на север и на юг протянулись огромные цилиндры накопителей энергии. Еще дальше угадывались силуэты складов, ангаров, подсобных помещений и коттеджей. Ярко-зеленые пятна парков были раскиданы направо и налево, а дальше - черная издали полоса сельвы Отшельника, растянувшаяся по всему горизонту. "Внешне здесь ничего не изменилось", - подумал Свен, догоняя Эрли. Генри и Николай уже значительно обогнали их. - Нужна рабочая гипотеза, - сказал Эрли, тяжело дыша. - Знаю... У Генри совсем сдали нервы. - Может быть возвратились те, кто строил Центральную? - Именно сейчас. Ни столетием позже,ни столетием раньше? Впрочем, возможно и это. Только что тогда делать? Обычно к "Фиалке" подходили вездеходы, до отказа набитые хохочущими и орущими физиками, технарями, ботаниками, математиками и биологами. Возвращение грузового корабля всегда было праздником для всех. А тут мертвая тишина. Никаких признаков присутствия людей. Пара вездеходов и сейчас стояла около Центральной, а третий с раскрытыми люками находился на полпути от корабля до станции. Генри пробежал мимо него. Николай задержался, вскарабкался на башню и прыгнул внутрь вездехода. Включил освещение. Засветилась доска управления. Трайков мельком, очень быстро, осмотрел приборы и ручки управления. Все было в порядке. Запасы энергии максимальные. Заглянул в жилой отсек, там никого не было. - Интересно, зачем им понадобились вездеходы? - крикнул Свен, заглядывая в люк. - Они собирались куда-то ехать? - Непонятно, куда они могли ехать на них. Скорость маленькая. До базы на них не доберешься... Для этого есть винтолеты. Эрли тоже вскарабкался на башню вездехода. Николай нажал стартер, мотор взревел, и машина рванулась вперед. - Давай руку! - крикнул Эрли, когда они нагнали Генри. Входная дверь Центральной оказалась открытой настежь. Генри одним движением взлетел на гранитные ступени. - Сельва тут ни причем! - крикнул Свен. - Сельва не прорвалась. - Генри кивнул, как бы говоря: "Понимаю, вижу". - Ты куда? - К биологам. - Подожди Ника и Эрли. - Я посмотрю что в секторе Озы! - крикнул Генри, останавливаясь в дверях. - Возьми с собой Ника! - Хорошо! Вирт и Трайков скрылись в коридоре, ведущем во внешнее кольцо Центральной станции. Громкий стук ботинок затих за поворотом. Свен жестом пригласил Эрли следовать за собой. Они поднялись на эскалаторе на самый верх Центральной, туда, где находился штаб экспедиции, научная резиденция Конрада Стаковского и его помощников - Эзры и Юмма. Дверь помещения оказалась запертой. Свен и Эрли несколько раз попытались открыть ее, но дверь не поддавалась. - Людей нет. Сельва не прорвалась. Никаких следов катастрофы, - сказал Эрли. - Почему могли уйти люди? - Люди могли улететь на базы, как часто бывает. Но здесь все равно кто-нибудь должен остаться. Человек пять. А к прилету "Фиалки" они все собираются здесь. На базах защита от сельвы значительно слабее. Но все двадцать сразу?.. Что бы ни было, а проникнуть в штаб нам надо обязательно. Там кто-то дежурит постоянно. Там должен быть дневник экспедиции. Мы хоть что-нибудь узнаем. Они немного помолчали, потом Свен сказал: - Я сбегаю за чем-нибудь тяжелым. - Он помчался вниз, перепрыгивая через три ступеньки. Эрли медленно пошел по кольцевому коридору. С одной стороны возвышалась стена помещения штаба, или, как его еще называли, главного пульта экспедиции. Другая сторона - купол Центральной станции - была прозрачная. Прозрачным был и потолок коридора. Коридор был небольшим, метров пятьдесят в диаметре. Эрли несколько раз обошел его, собираясь с мыслями. Свен задерживался слишком долго. Это насторожило Эрли. Что еще могло случиться? Наконец он не вытерпел и бегом пустился по эскалатору вниз. - Свен! Свен! Никто не ответил. Эрли пробежал по коридору третьего кольца несколько десятков метров и снова крикнул. И снова ему никто не ответил. Эрли бросился к подземному переходу во второе кольцо, где были хозяйственные помещения. Он понимал, что может заблудиться в этом лабиринте коридоров, переходов и эскалаторов, но стоять на месте он тоже не мог. Налево тянулась цепочка светильников, направо была темнота. Эрли машинально бросился на свет и тут же сообразил, что светильники включил Свен. Значит, он шел здесь. Светящаяся линия вдруг свернула в сторону, противоположную подсобным помещениям, и через десяток метров оборвалась у эскалатора номер пять третьего кольца. Эрли поднялся наверх и очутился метрах в двухстах от того места, где он начал свое путешествие. - Свен! - закричал Эрли. - Здесь я, - ответил голос совсем рядом, и за ближайшим поворотом Эрли увидел Свена, прижавшего ухо к двери. - Что случилось? - Там кто-то плачет. - Что-о-о? - радостно и удивленно сказал Эрли. - Тише, тише, - зашептал Свен. - Слушай. Эрли на цыпочках подошел ближе. За матовой перегородкой комнаты действительно кто-то плакал. Эрли потихоньку надавил на ручку двери. И эта дверь была заперта. - Я услышал еще внизу и поднялся, - сказал Свен. - Кто-то плачет и не открывает дверь. Придется выломать? Что нам еще остается делать? - Подожди! - Эрли постучал в дверь кулаком. Плач внезапно прекратился. - Откройте! - Не-э-э-эт! Не-э-эт! - голос был хриплый, срывающийся, жалкий. - Ломай! - крикнул Эрли. Свен надавил на дверь плечом. Дверь поддалась не сразу. - Не надо! Не надо! - Это уже был голос затравленного, перепуганного насмерть человека. Дверь с грохотом упала на пол. Свен и Эрли влетели в комнату. - Эрли, это же Эва! - крикнул Свен. - Эва?! - Нет. Я не знаю вас. Я не знаю вас, - чуть слышно шептали губы девушки. Она медленно пятилась среди столов. Зацепила рукой какой-то прибор, и он с грохотом упал на пол. Девушка прилипла к стене, словно стараясь втиснуть в нее свой тело. - Эва, это я - Свен. Командир "Фиалки". Что с тобой? - Свен медленно подходил к девушке, вытянув вперед руки. - Нет. Это невозможно. - Успокойся, Эва. Успокойся. - Нет... нет... Свен дотронулся до плеча девушки. Она смотрела на него испуганными глазами затравленного зверька. Свен тряхнул ее. - Что произошло? - Свен. Ну, конечно, Свен, - вдруг сказала она тихо. - Это ты... как здесь страшно. - Эва! - Молчи Свен... - Она прижалась к его широкой груди лицом. - Где Стаковский? Где все остальные? - пытаясь оторвать ее от себя, спрашивал Свен. Тело девушки вдруг обмякло, и Свен едва удержал ее. - Эрли, она потеряла сознание. Нужно унести ее. Ты знаешь, где ее коттедж? Эрли пожал плечами, потом нагнулся к девушке: - Она спит. - Первая линия, номер семь. Тебе помочь? - Я найду. - Эрли осторожно взял девушку на руки и вышел из комнаты. Свен сел за ближайший стол и набрал на диске внутренней связи код вызова Генри Вирта. Вирт не ответил. Тогда Свен вызвал Трайкова. - Я слушаю, - сразу же ответил тот. - Почему не отвечает Вирт? - Он сидит в лаборатории Озы. Не тревожь его несколько минут. Он надеется что-нибудь найти. Записку от Озы или еще что... - Хорошо. Не буду. Ник, мы встретили здесь Эву! - Как... Эву... Разве здесь кто-нибудь есть? - Пока только одна она. - Эва! - радостно произнес трайков. - Она что-нибудь сказала? - Нет. Она без сознания. Приходите немедленно в ее коттедж. Знаете, где он? - Конечно, знаю. - Приходите скорее. - Идем.

5.

Эрли бережно вынес девушку на крыльцо центральной. Севан стоял почти в зените, и только сейчас Эрли заметил, как здесь было жарко. Аллеи коттеджей находились метрах в трехстах от главного подъезда, и, чтобы сократить расстояние, Эрли пошел прямо по траве. Знакомая, земная трава мягко шелестела под ногами, ветви деревьев цеплялись за лицо и одежду. Их прикосновение было удивительно нежным и приятным. Эрли поймал себя на том, что он не думает о происшедшей здесь катастрофе, что он забыл о Лэй, забыл обо всем, кроме одного - неловким движением не потревожить бы сон девушки. Эрли очнулся, и ему сразу же стало плохо. Время! Сколько времени прошло с тех пор, как они сели на Отшельник? Минут тридцать. А еще ничего не известно. Что с Лэй? Что произошло со всеми? Вся надежда на Эву и на то, что должно быть в главном штабе экспедиции. Должны быть какие-то записи... Должны быть! Он пристально посмотрел в лицо Эве. Что она перенесла здесь? Эрли сразу же нашел коттедж, пинком распахнул дверь. Прошел одну комнату, другую. Где спальня? Черт бы побрал архитекторов! Здесь и заблудиться недолго. Наконец он увидел широкий низкий диван и положил на него девушку. Она спала. Сердце билось равномерно, дыхание было глубокое и спокойное. Эрли выглянул в окно. Николай Трайков, спрыгнув с крыльца Центральной, бежал к коттеджу. Свен и Генри шли медленно. Они несколько раз останавливались. Видно было, что Томсон что-то говорит Вирту. Тот только отрицательно качал головой. - Что с ней? - спросил Николай. - Спит, - односложно ответил Эрли. - Неужели она ничего не сказала? - Сказала:"Как здесь страшно". - Что это могло означать? - Или то, что случилось со всеми, или то, что пережила она, или и то и другое вместе. Нужно ввести ей стимулятор НД. У нас нет времени. Надо, чтобы она очнулась... Уснет позже. - Хорошо, - ответил Николай и вышел в ванную комнату, Где обычно хранились всякие лекарства. В комнату вошли Свен и Генри. - Генри просит дать ему винтолет, - с порога сказал Свен. - Я только долечу до Озы и вернусь обратно. Это же всего четыре часа, - торопливо заверил Генри. - Все равно на базы придется лететь. А Оза на самой ближней. Дайте мне винтолет. - Но ведь ты даже не умеешь водить его, - сказал Свен и отвернулся. Трудно было вынести молящий взгляд Генри. - Это не так уж и сложно. - Нет, Генри, нет. Нас только пятеро. И прошло уже тридцать пять минут, как мы здесь, а мы еще ничего не знаем! Ничего! Понимаешь? - И он тихо добавил: - Потерпи немного. Сейчас проснется Эва. Генри подскочил к Свену и схватил его за "молнию" куртки. - По какому праву ты здесь командуешь?! Здесь не "Фиалка". Ты кто? Стаковский? Здесь по два винтолета на каждого! Можете заниматься чем хотите, а я полечу к Озе. Потому что мне обязательно нужно знать, что с ней случилось. Мне нужно это знать сейчас, понимаешь? Я не буду ждать, пока вы тут разберетесь! - Ну что ж, - тихо сказал Свен. - Пусть решают все. Вошел Николай, держа в вытянутой руке шприц. Он протер Эве руку выше локтя ваткой, смоченной в спирте, и сделал укол. Генри вдруг молча сел в кресло, закрыл глаза, откинулся на спинку и стал медленно раскачиваться вместе с креслом, вцепившись руками в подлокотники. Эва открыла глаза, недоверчиво осмотрела комнату и едва слышно прошептала: - Мальчики... - Успокойся, Эва, - Свен подошел к ней, помог приподняться, сделал жест в сторону Эрли. - Эрли Козалес, журналист-физик. Прилетел с нами... Девушка села, поджав под себя ноги и опершись на правую руку. - Значит, я не сошла с ума?.. - Что здесь произошло? - твердо спросил Свен. - Если бы я знала это... - Эва, что здесь произошло? - повторил Свен. - Я не знаю, что здесь произошло... Но я расскажу все, что знаю. Через четыре дня после того, как вы стартовали с Отшельника, Стаковский объявил, чтобы все готовились к вылетам на базы. Это периодически бывало и раньше. Никто не удивился. Начались сборы. Десятого на Центральной остались только Эзра, Юмм и я. Остальные на винтолетах вылетели на базы. - Все, кроме вас троих? - Да. - И Оза вылетела на свою базу? - бесстрастно спросил Генри. - Да. Ее уговаривали остаться, но она настояла, чтобы ее тоже послали. - Когда они должны были вернуться? - Двенадцатого. Кроме тех, кто жил на базах постоянно. - Что предполагал сделать Стаковский? - спросил Свен. - Не знаю. Я слышала, как Эзра говорил Юмму, что Стаковский хочет показать, что такое качели. - Качели? - переспросил Свен. - Что за качели? - спросил Эрли. - Не знаю, - Эва пожала плечами. - Эзра и Юмм сидели в помещении главного пульта управления, в штабе. Оттуда ведь связь со всеми базами. Там и математическая машина. Они послали меня за кофе. За обыкновенным кофе. Я спустилась вниз. Кофе стоял в термосах в баре. Я взяла один и поднялась наверх. Все это заняло у меня не более двух минут, так мне показалось. Я зашла в помещение главного пульта. Эзры и Юмма там не было... Их не было. Там, где они сидели, я увидела два скелета и лохмотья истлевшей одежды... - Эва закрыла лицо руками и покачала головой. - Это что-то страшное. Свен присел на краешек дивана и осторожно отвел руки девушки от заплаканного лица. - Что было дальше? - Я испугалась. Я не могла объяснить себе, что здесь произошло. И это было самое плохое. Я вызвала все базы сразу. Никто не ответил. Вся радиоаппаратура была выведена из строя. Я выбежала из купола, захлопнула дверь. Может быть, связь возможна из сектора внешней связи, думала я с надеждой. Она ведь дублирует связь пульта. Никто не отвечал и там. И тут я представила, что осталась одна на целой планете, не зная, что произошло со всеми, что произойдет со мной сейчас, в следующее мгновение, через минуту. Я осталась одна. Это было ужасно. Я заставила себя зайти в помещение главного пульта. Нужно было привести в порядок материалы. Должны же вы были прилететь на Отшельник. Я обязана была облегчить вам задачу. Хоть чем-то помочь. Но память вычислительной машины очищена от информации. Словно ее кто-то стер. Ленты регистрирующих приборов исчезли. Там все заржавело, потрескалось, разрушилось. Не осталось ни одного документа, по которому можно было бы судить, что делалось на базах в эти два часа до катастрофы. Там вы не найдете ничего. Эва замолчала. - Продолжай, Эва. Нас теперь пятеро, - сказал Свен. - И тогда у меня начались галлюцинации. Я думала, что схожу с ума. И от этого стало еще хуже, еще страшнее. Иногда я видела Эзру и Юмма. Они ходят по Центральной. Они всегда спорят. Но ведь их нет. Не должно быть. Ведь они же умерли. И все равно они ходят. Это сумасшествие? Человек не может столько вынести. Какое сегодня число? - Двадцать третье. - Значит, сумасшествие длилось двенадцать дней. Я похожа на сумасшедшую? - Ты здорова, Эва, - сказал Николай. - Но ты очень устала. - Я боюсь. - Теперь ничего не бойся, Эва, - Свен положил руку на ее плечо. - Ты не упустила ничего существенного? - Нет... Я устала. Я устала от всего этого. - Эва, ты сейчас уснешь. Тебе надо отдохнуть. - Вы меня не оставите одну? Правда ведь? - Эва, ты будешь здесь одна. Мы не можем терять время. Ты должна понять нас. - Хорошо, я усну. Но не более двух часов. Этого будет вполне достаточно. - Спи, Эва. Четверо вышли из комнаты. Девушка проводила их взглядом, полным надежды. Теперь их пятеро.

6.

Эрли вышел на крыльцо деревянного коттеджа и огляделся. Вокруг было так красиво! Разбросанные в беспорядке домики посреди могучего тенистого парка. Белая громадина Центральной, словно плывущая на фоне бездонного голубого неба. Мягкая зеленая трава и дикие цветы, совсем как на Земле. Странные, кружащие голову запахи, на которые он раньше не обратил внимания, потому что все здесь было необычно. Все ново. Все незнакомо. Он оглянулся, отогнал от себя красоту, и тогда остались только Отшельник и его ужасная сельва. Двести десять человек, имевших самые современные средства передвижения, связи и защиты, не вернулись на Центральную базу. И снова, как и тогда, когда он нес Эву, ему стало плохо. Если бы у него было время разобраться в этом чувстве, он бы понял, что это страх. Страх, что он больше никогда не увидит Лэй. Самый сильный страх, когда человек даже не сознает, что он боится. - Что будем делать дальше? - спросил Свен Томсон. - Ведь так нельзя, - и он показал рукой на других. - Надо что-то делать. Генри Вирт лежал на траве лицом вниз и, кажется, плакал. Николай Трайков нервно покусывал губы. - Прошел уже почти час, - сказал Эрли. - А мы по-прежнему ничего не знаем. Надо выработать план действий. Ведь не могли же они все сразу... - Почему вы не пустили меня к Озе?! - крикнул Генри. - Почему?! - И он застучал кулаком по траве. Свен подскочил к нему, рывком поднял с земли и сильно встряхнул. - Генри! Приди в себя! Не распускайся! - Прости, Генри, - сказал Эрли. - Ты полетишь к Озе. Наверное, мы сейчас так и решим. Сейчас мы пойдем в Центральную и там все решим... Слова Эрли заставили Вирта успокоиться, и они все четверо почти бегом двинулись к Центральной. - О каких качелях все-таки говорил Стаковский? - спросил Эрли Свена. - Символ чего эти качели? - Ничего не приходит в голову, - ответил Свен. - Качели - это значит что-то качается. - Раньше никогда об этом не было разговоров? - Ничего подобного мне не приходилось слышать. Они остановились в главном пульте связи. - Как можно изобразить качели? - вдруг спросил Николай. Остальные удивленно и непонимающе посмотрели на него. - Ну как наиболее просто схематично можно изобразить качели? Эрли нарисовал на бумаге прямую линию через весь лист, а посередине под небольшим углом пересек ее коротким отрезком прямой. - Примерно так нарисовал бы и я, - сказал Свен. - Но к чему вопрос? Ты где-нибудь видел такое? - Это немудрено увидеть везде, - сказал Эрли. - Видел. Совсем недавно видел, и не один раз. Может быть, неделю назад, может быть, больше. Только где и почему?.. Не могу вспомнить. Но я постараюсь. - Сразу не можешь? - спросил Свен. - Нет. - Постарайся вспомнить. Неизвестно, что сейчас нам может помочь, - сказал Свен. - Может быть, именно это. А пока давайте выработаем план действий. Мы не можем все время находиться вместе. Поэтому нам будет нужна связь друг с другом. Нам нужен какой-то центр, куда бы стекалась вся информация, которую мы будем собирать. Один из нас должен постоянно находиться здесь, в Центральной. Лучше всего у главного пульта связи. Это будет удобно еще и в том случае, если кто-нибудь из них вдруг заговорит... Кто останется? Генри, конечно, не захочет этого... - Нет. - Тогда кто? Я вынужден лететь с Генри, хотя мог бы один. - Нет, - повторил Генри. - Эрли мало что знает здесь... - Эва, - сказал Николай. - Пока она спит, здесь буду находиться я. А когда она проснется... Мне, наверное, найдется работа более подходящая... - Хорошо, - Свен встал и начал расхаживать по комнате. - Каждый должен взять радиостанцию внутренней и внешней связи и никогда не расставаться с ней. Каждый обязан иметь всегда с собой хотя бы легкий бластер, потому что мы не знаем, что здесь произошло. Генри и я вылетим на винтолете к базе Озы. Нам на это хватит четырех часов. - Маяк там не работает, - сказал Генри. - Я прослушивал эфир. - Раньше бы хватило четырех часов. А без маяка... Я не знаю, смогу ли быстро найти ее по карте. - Я бывал там, - сказал Генри. - Мы найдем их быстро. - Тогда вылетаем немедленно. Эрли, попробуй взломать дверь штаба. - Эва же говорила, что у нее есть ключ, - сказал Николай. - Действительно. Как я забыл. Тем лучше. Ну что ж, пошли. Что мы будем делать через несколько часов, я не знаю. - Не будем загадывать, - сказал Николай, и они вышли в коридор. Свен сказал: - Если это вернулись те, кто был здесь до нас... Если они настроены к нам враждебно, нам ничего не останется, как взлететь на "Фиалке". Я бы так и сделал, если бы мы были здесь одни. Минут пять им понадобилось, чтобы разыскать карманные радиостанции и бластеры. Свен и Генри побежали к стоянке винтолетов. Николай включил все приемники в пульте связи, Эрли помчался в коттедж Эвы.

7.

Эрли решил не будить Эву. Несколько часов они обойдутся и без нее. Пусть лучше как следует отдохнет. Он выдвинул несколько ящичков из ее бюро, но ключей там не оказалось. Ключ оказался на груди у девушки на цепочке вместе с маленьким медальоном. Стараясь не разбудить девушку, он расстегнул цепочку и тихонько потянул за нее. Девушка слегка пошевелилась и сжала ему руку, но не проснулась. Наконец ключ оказался у него, и он не стал тратить времени, чтобы снова застегнуть цепочку. Потихоньку вышел из комнаты и снова бросился бежать. Перед дверями в комнату главного пульта он остановился, перевел дыхание, включил радиостанцию и спросил у Трайкова: - Ник, они уже улетели? - Улетели. Все нормально. Я буду связываться с ним каждые двадцать минут. Ты можешь заниматься своим делом. - Ну и отлично. - Ты где? - Открываю дверь главного пульта. Ключ едва нашел... Из них, конечно, никого нет в эфире? Эрли открыл дверь. На него пахнуло застоявшимся воздухом. Это его удивило. Неужели испортилась вентиляция? Не зажглись и автоматические светильники. Едва заметно светился потолок, к северу и югу чуть ярче, в центре совсем темная полоса. При таком освещении трудно было различить что-либо, и Эрли двигался почти на ощупь. Немного помогла полоса света, идущая из открытой двери. Внутреннее устройство помещения главного пульта было ему неизвестно. Но глаза понемногу привыкли к густому сумраку. Он начал двигаться увереннее, но вся его уверенность мгновенно пропала, когда он взялся рукой за спинку кресла и матерчатая обивка рассыпалась под пальцами в пыль. Эрли вздрогнул и остановился. Нет, лучше взять фонарь. Но почему не работают светильники? Он быстро по светлой дорожке отошел к двери и нащупал рукой выключатель. Нажал. Щелчка не получилось. Детали выключателя с шумом упали на пол. - Эрли, вызвал его Трайков. Тот вздрогнул от неожиданности и ответил шепотом: - Да, Ник. - Что там у тебя? - Непонятно... - Помочь? - Нет, Ник. Скажи лучше, где мне побыстрее найти фонарь? - Фонарь? Ты что, в подземелье? - Не думай, что я спятил. Автоматика не работает, а выключатель рассыпался у меня в руках. - Ближе, чем в хозяйственных помещениях, вряд ли найдешь. Принести тебе? - Я сам. Нельзя уходить от пульта связи. - Связь еще через тринадцать минут. Успею. - Нет, Ник. Кто-то каждую секунду должен быть на связи. Эрли спустился по эскалатору вниз, снова пробежал по коридору третьего кольца, нырнул в подземный переход. Бластер колотил его по спине прикладом. И Эрли даже подумал, что здесь, на Центральной станции, оружие совершенно никчему. Цепочка огней бежала вместе с ним, немного опережая его. Здесь все работало нормально. В хозяйственном помещении была справочная машина. Эрли нажал кнопку "автономное освещение", запомнил номер секции и бросился дальше. Двери секции уже открывались пред ним, когда он подбежал. Особенно размышлять было некогда, и он схватил небольшой карманный фонарь, положил его в комбинезон. Нашел на полках два больших электрических фонаря, взял их в руки, потом, немного помедлив, взял еще два. Больше ему не унести. Все также бегом вернулся он к главному пульту, глотнул воздуха перед дверью и вошел. Поставив на пол фонари, он зажег один и, подняв его над головой, медленно пошел вперед. Круглое помещение имело в диаметре метров пятьдесят. По стенам стояли шкафы с электронной аппаратурой вспомогательного обслуживания, вычислительные машины, накопитель информации, самописцы. Около них стояло полтора десятка операторских кресел. Все они бывали заняты операторами, когда Конрад Стаковский начинал очередной аврал по обработке накопившейся информации. В центре зала десятиметровой подковой располагался пульт: разноцветные доски с клавишами для набора программ, аппараты обратной связи с двадцатью базами, разбросанными по Отшельнику, пульт главной математической машины, сигнальные световые табло, аппараты видеосвязи, командные микрофоны. В самом центре зала стояло еще несколько кресел. В них обычно работали Конрад Стаковский, Филипп Эзра, Эдвин Юмм и некоторые другие члены экспедиции. Эрли поставил фонарь на пульт, обошел его кругом, ни к чему не прикасаясь, и затем зашел внутрь. Первые два кресла оказались пустыми. В третьем и четвертом лежали два человеческих скелета, обтянутые коегде кожей и лохмотьями одежды. Эрли несколько секунд рассматривал их, потом судорожно вдохнул теплый, затхлый воздух и сдавил виски руками. В третий раз на него накатилась волна страха, и он попятился к выходу, сдерживая рвавшийся из горла крик. Он наткнулся на угол двери и вздрогнул от неожиданности. Яркий свет в коридоре немного привел его в себя. "А как же здесь была Эва? - подумал он. - Женщина. Одна. И она еще кое-что сумела нам рассказать. Она нашла в себе силы убедиться, что в запоминающих устройствах стерта вся информация. Я даже этого с первого раза не смог сделать". - Эрли, что там у тебя? - вызвал его Трайков. - Осталось узнать, что случилось с остальными двумястами восемью... - Значит... Эва сказала правду? - Еще какую... правду. - Меня вызывает Генри. Отключаюсь. - Осталось узнать, что произошло с остальными двумястами восемью, - прошептал Эрли и снова вошел в зал.

8.

На стоянке винтолетов стояло около десятка машин. Свен бросился было к маленькой, двухместной, но Генри остановил его. - А вдруг они живы и их надо будет срочно перевезти сюда? Томсон не стал возражать, и они подбежали к большому десятиместному винтолету, положили туда сначала свои бластеры, а потом влезли сами. Свен заглянул в багажное отделение, желая убедиться, что там есть огнеметы. Лететь в сельву без них было бы настоящим безумием. Свен круто поднял винтолет вверх. Купол Центральной станции метнулся в сторону, замелькали белыми клавишами накопители энергии, темными горошинами рассыпались в стороны деревянные домики коттеджей, и через минуту исчезли последние пятна ярко-зеленых парков. Внизу расстилалась сельва. - Генри, - сказал Свен. - Выйди на связь с Центральной. Надо все проверить. - Хорошо... Ник! Как слышимость? - спросил Генри, включив радиостанцию. - Отвечай. - Отлично, - ответил голос Трайкова. - Как у вас? Все в порядке? - Все нормально, - сказал Генри и обратился к Томсону: - Связь действует, Свен... Ник! Я буду вызывать Центральную каждые двадцать минут, как и договорились. - Хорошо. Отключаюсь. Сверху сельва казалась однообразной. Угрюмые нагромождения грязно-зеленой растительности. Лишь на мгновение глаз кое-где угадывал робкие блики рек и озер. Местность была равнинная. На Отшельнике вообще не было больших гор. "Куда ни глянь, всюду сельва! - Вирт передернул плечами. - А если сельва ворвется на какую-нибудь из баз? Страшно даже подумать. Дикий разгул исключительно живучих омерзительных растений-ползунов и животный мир, у которого только одна цель - пожирать. Никакие бластеры тут не помогут. Жуткая сельва. Но маловероятно, что сельва где-нибудь прорвалась. Пока на базах действуют установки запрета, сельва не страшна. Все может выйти из строя, только не установки запрета". Генри Вирт краем глаза взглянул на указатель скорости. Светящаяся черта дошла до предела. Свен и Генри молчали. Свен старательно сверял разворачивающуюся пред ним картину местности с картой. Генри Вирт думал о своем. Он не хотел верить, что с его Озой что-нибудь произошло. Прошло двадцать минут, как они вылетели, и Вирт вызвал Центральную. - Ник, как слышимость? - Отлично. Ты чего разговариваешь скороговоркой? Что-нибудь случилось? - Все нормально. А у вас? - Эрли только что говорил из главного пульта управления. - Николай старательно растягивал слова. Голос его стал низким и хриплым. - Эзру и Юмма можно больше не искать. Их уже нет. - От чего?.. - От чего смерть? Он ничего больше не сказал. - Ничего, Ник? - Ничего, Генри. - У тебя такой голос, Ник... Хриплый, мурашки по коже. И снова внизу однообразная грязновато-зеленая сельва. Свен повернул голову к Вирту: - Через час, если все будет в порядке, увидим базу номер два. Сколько на ней было человек? - На ней четверо! - ответил Генри, и Томсон понял, что он зря сказал "было". - Оза, Вытчек, Юргенс и Стап. Их там четверо. - Я не умею успокаивать, Генри. - Спасибо, так даже лучше... Интересно, связь прервалась одновременно или нет? - Может быть, и не совсем одновременно. Ведь Эва не сразу бросилась к пульту связи. Многое могло произойти за эти минуты. - А сельва? - Одновременно на всех базах? Трудно даже представить. Прошло еще двадцать минут. Вирт вызвал Центральную: - Ник, как слышимость? В ответ раздалось низкое хриплое урчание. В горле Трайкова что-то бурлило и клокотало. - Николай! Что случилось? Что случилось? Рычание медленно затихало. - Свен, ты что-нибудь понимаешь? - Возвращаемся! - Я спрашиваю, ты что-нибудь понимаешь? - У них что-то случилось, Генри. Надо возвращаться. - Здесь со всеми что-нибудь произошло. Возвращаться не будем. Ну! Ты же понимаешь меня, Свен? Ты все понял, правда ведь? Мне нужно узнать, что случилось с Озой. - Я возвращаюсь. - Осталось меньше часа, и мы бы знали, что произошло на второй базе. - А если те трое на Центральной, нуждаются в нашей помощи? - Делай как хочешь, - Вирт безучастно откинулся в кресле. Винтолет сделал крутой вираж. - Возьми себя в руки, черт! - заорал Свен. - И попытайся наладить связь! - Попытаюсь, - ответил Вирт шепотом. Центральная на позывные не отвечала. Рев и глухой рокот иногда прерывались паузами относительной тишины. Свен и Вирт молча вслушивались в непонятные звуки.

9.

Эрли снова вошел в зал и, стараяся не смотреть на те два кресла, расставил электрические фонари таким образом, чтобы они равномерно освещали всю площадь. Затем он выработал примерный план действий. Сначала он решил выяснить, что произошло с системами автоматики, потом осмотреть накопители информации, магнитную память вычислительных машин, самописцы. Осмотром остатков двух ученых он решил завершить исследования здесь. При самом беглом осмотре он обнаружил, что вентиляционные колодцы полностью разрушены, а компрессоры превратились в груду лома. Скрытую электропроводку он не смог рассмотреть, но все ее выключатели и розетки пришли в негодность. Пластмасса растрескалась, контакты покрылись толстым слоем ржавчины. Пытаться что-нибудь включить было совершенно бесполезным занятием. От одного прикосновения разваливались резиновые шланги и кабели приборов. Словно какая-то чума, какая-то болезнь напала на материалы, из которых были изготовлены различные приборы и механизмы. И только стены и пол, сделанные из термостойкого вечного пластика, казались такими же новыми. Ручки приборов не вращались вокруг своих осей. Клавиши не продавливались или проваливались от малейшего прикосновения и уже не возвращались в исходное положение. Не было никаких следов бумажных лент в самопишущих приборах. Магнитные барабаны вычислительных машин покоробились, а магнитные ленты превратились в порошок. Не сохранилось никаких носителей информации и в блоках накопителей информации. Эрли осторожно переходил от одного прибора к другому, стараясь ничего не задеть, но то и дело что-нибудь с грохотом падало на пол, разваливаясь серой кучкой пыли или бесформенными обломками пластмассы или проржавленного металла. И все таки в этом хаосе изуродованных, искалеченных, мертвых приборов и предметов наблюдалось что-то вроде закономерности. Экватор планеты проходил прямо через центр зала. И все,что располагалось в непосредственной близости от этой условной линии, рассыпалось в прах чаще, чем у противоположных ей стен. - Смерть началась с экватора, - сказал сам себе Эрли. Потом он вошел в большую подкову пульта управления. Здесь разрушения были наибольшими. Эрли остановился у кресла, в котором, возможно, сидел Филипп Эзра. В момент смерти он, несомненно, сидел. Об этом говорило расположение скелета. Но постепенно скелет развалился, и сейчас череп глядел пустыми глазницами из-под ободранного подлокотника кресла. Эрли с минуту постоял над ним... - Печальная встреча... Он попытался представить себе, что мог делать Филипп Эзра, когда его настигла смерть. Какие клавиши программ он нажимал? О чем он думал? Что хотел сделать? А Эдвин Юмм? О чем они говорили перед смертью? Что означают качели? В результате осмотра Эрли не пришел ни к какому выводу. Эзры и Юмма больше нет в живых. Все, что находилось в главном пульте управления, пришло в негодность, рассыпалось, развалилось. Но не понятно, почему это произошло. Эпидемия какого-нибудь заболевания? Но почему только здесь, в куполе Центральной? И какое отношение это имеет к экваториальной линии? Впрочем, откуда он взял, что это произошло только в главном пульте? Потому что кольцевой коридор не имеет никаких признаков разрушений? Но ведь в нем ничего нет. Ведь и стены и пол самого главного пульта выглядят совершенно новыми. Эрли вышел в коридор и начал внимательно осматривать его. Если бы он не ожидал этого заранее, то наверняка бы не заметил, как не увидел сначала. Да, в коридоре на стенах он нашел несколько трещин. Это потрескалась пластиковая обивка стен. Эрли распахнул в коридоре окна. Он хотел посмотреть, что там, на земле, над этой воображаемой линией экватора. Но крыши Центральной станции тянулись на несколько сот метров во все стороны, и на земле из-за дальности расстояния он ничего не мог различить. Но, кажется, на крышах была заметна более темная полоса. Появилась какая-то закономерность. Пока еще не за что было ухватиться. Какая-то мысль вертелась в голове, но все время ускользала. - Эрли, - вызвал его Трайков. - Сейчас связь с Виртом. Что тебе еще удалось выяснить? - Здесь все разрушено. Сколько вы находились в полете? - Двенадцать дней, - удивленно сказал Трайков. - А что, если я тебе скажу, что вы не были на Отшельнике лет пятьсот? А? Что ты молчишь? - В некотором смысле, может быть, и пятьсот. - Нет, в полном, единственном смысле. Я нахожусь сейчас в главном пульте. И я уверяю тебя, что здесь прошло несколько сот лет. Ну, может быть, десятков. В общем, какая разница. А что, если вы летали действительно несколько сот лет? - Эрли, я сейчас приду к тебе. - Не надо, Ник. Я не сошел с ума. На Отшельнике прошло несколько дней. Ведь и Эва это подтверждает. А здесь несколько сот. Это может быть и нашествием какого-нибудь вируса. - А что, если вернулись хозяева планеты? - Такая жестокость? Тогда нам тоже не сдобровать. Здесь есть одна странная закономерность. - Что? - Хочу пойти проверить. - Хорошо. Отключаюсь. Эрли спустился вниз и подумал, что на обратном пути в главный пульт надо захватить с собой из лаборатории некоторую аппаратуру. Он спустился в третье кольцо, решив пройти по нему и установить, что же произошло в лабораториях, расположенных так же, как и главный пульт, над линией экватора. Пульт связи находился в правом крыле, Эрли пошел в левое. Но не успел он пройти и нескольких десятков шагов, как его снова вызвал Трайков. Он был чем-то взволнован, хотя и старался говорить спокойно: - Эрли, ты можешь зайти ко мне? - Что случилось? - Вирт и Томсон не отвечают. Эрли сразу же повернул назад в правое крыло. - У них там что-то воет! Сначала вообще ничего не было слышно. Потом еле различимо. Вроде ультразвука. А сейчас пронзительный вой. Что же могло с ними случиться? Винтолеты сверхнадежны. Впрочем, здесь все было сверхнадежно, и все-таки что-то произошло. Эрли открыл дверь зала связи. Трайков сидел к нему спиной и кричал в микрофон: - Вызываю Вирта! Я Трайков! Вызываю Вирта! Прием. Щелкнув тумблером он повторил все с начала. Эрли тяжело опустился в кресло и закрыл лицо ладонями. - Не отвечают, - сказал Николай, поворачиваясь к нему. - Ничего. Вызывай. Николай снова начал вызывать Вирта. - Я не сказал тебе. Это мне как-то раньше в голову не пришло. Надо по всем каналам связи вести запись на магнитную ленту. Правда, мы все не сможем прослушать, но можно будет заложить ленты в математическую машину. Пусть обрабатывает. Может быть, мы получим хотя бы бит информации. - Я все записываю и периодически прослушиваю. Ничего нет... Вызываю Вирта! Я Трайков! Прием. - Уже два часа... - Что ты сказал? - Уже почти два часа как мы на Отшельнике.

1О.

Они летели по направлению к Центральной базе минут пятнадцать. На мгновение воздух перед винтолетом размылся, затуманился, и машину с силой бросило вперед, как из туго натянутой пращи. Чувствовалось, как от бешеного сопротивления воздуха завибрировал обтекаемый корпус. Обоих людей вдавило в кресла. Свен сбросил скорость, но она вдруг скачком упала до половины максимальной, и их бросило с сиденья вперед. - Чертовщина, - пробормотал Свен. - Где-то в это районе, когда мы еще летели на вторую базу, скорость винтолета резко упала, и мне пришлось до предела увеличить мощность двигателей, а теперь все наоборот. Вроде какого-то порога. Никогда раньше не сталкивался с таким явлением. И атмосфера спокойная. - А пелена какой-то дымки? - Так, значит, она действительно была? А я думал, что это мне показалось. - Вызываю Вирта! Я Трайков! - вдруг раздалось в микрофонах хрипловато и нарочито медленно. - Я слышу, Ник! - вскричал Генри. - Что у вас произошло? Почему не отвечали? - У нас все нормально. Почему вы не отвечали? - Мы вышли с вами на связь. Вы не отозвались. Тогда Свен решил, что у вас что-то произошло, и повернул назад. Нам осталось лететь до вас минут двадцать. Возвращаться нам или лететь на вторую базу? - Эрли говорит, что можно лететь на вторую... Но почему не было связи? И вообще, что ты там тараторишь? - Я говорю нормально. Это ты, Ник, кажется, засыпаешь. Иногда между словами и фразами наступали небольшие паузы, и каждый думал, что с противоположной стороны обдумывают ответ. - Чертовщина какая-то, - снова пробурчал Свен. - Держи связь все время. Мне что-то не нравится эта пелена воздуха. - Ник, - сказал Генри. - Говори что-нибудь без передышки. Интересно, на какой минуте прервется связь? - Ты думаешь, опять прервется? - Не знаю. Говори. что там у Эрли? - У Эрли? Все неопределенно. В шутку, конечно, предполагает, что мы не были на Отшельнике лет пятьсот. - Ого! Ничего себе шутка. Он где сейчас? - Сидит рядом. Я вызвал его, когда прервалась связь. - Ник, не растягивай, пожалуйста,так слова. - Я говорю нормально. Это ты все время торопишься. Всю жизнь торопишься. В ответ снова раздался пронзительный вой, прерываемый продолжительными паузами. В кабине винтолета послышался глухой низкий рев, исходящий из телефонов. - Связь прервалась, Свен, - сказал Генри. - И опять эта пелена. И винтолет входит словно в тугую резину. Надо все-таки проверить, что это такое. Я разворачиваюсь. - Хорошо. - Следи. Вот она приближается. Держись! Сейчас будет толчок. Винтолет рвануло вперед, но Свен справился с непослушной машиной гораздо увереннее, чем в прошлый раз, и в тот же момент из телефонов донеслось: - ...ываю Вирта! Я Трайков! - Слышу нормально. - Что у вас получается? - Пусть Эрли возьмет параллельный канал. - Он все время прослушивает его. - Я все слышу, Генри, рассказывай. - Тут есть какая-то пелена воздуха, вроде полупрозрачной пленки. Когда мы уходим за нее, связь прекращается. Возвращаемся назад - связь работает нормально. Наверное, это какой-то экран. - Как еще на вас влияет эта пелена? - Кода мы проходим ее от вас, она действует как упругая пружина или резина. Свену приходится увеличивать мощность двигателей. Когда возвращаемся, нас вроде что-то выталкивает. - Какая у вас скорость? - Примерно две тысячи в час. - Подойдите к этой пелене со скоростью километров двадцать или пятьдесят в час. - Хорошо. Попробуем. Свен начал сбавлять скорость, делая глубокий вираж. Стрелка указателя скорости поползла вниз. До дрожащей, размытой пелены воздуха осталось километров пять. Но машина не приближалась к ней, хотя скорость должна была быть около двадцати пяти километров в час. - Она не пускает нас вперед, - сказал Свен. - Двигатели работают, а мы стоим на месте. - Убавьте до нуля, - попросил Эрли. - Сбавил, - ответил Свен. - Нас медленно отталкивает назад. Двигатели горизонтального полета совсем не работают. - Хорошо. Отойдите назад километров на десять, наберите скорость и пробивайтесь, как и в первый раз. - Как ты думаешь, Эрли, что это было? - спросил Вирт. - Не знаю, Генри. Какой-то энергетический барьер. Может быть, мы и выясним его природу, но сейчас просто пробивайтесь. - Какова может быть его высота? - Предполагаю, что это вам не поможет. "Фиалка" тоже на что-то натолкнулась, когда мы садились на Отшельник. - Да, да, - сказал Свен. - Ощущение примерно такое же. Только тогда нас здорово тряхнуло. - Раз связь нарушается, будете лететь без связи. До второй базы вам еще около часа. Короче, через четыре часа мы вас ждем в эфире. - Хорошо. Значит, шестнадцать тридцать пять, - заключил Генри. - Всего хорошего. - И вам тоже. - Набираю скорость, - сказал Свен.

11.

- На несколько часов я свободен, - сказал Трайков. - А там меня может заменить Эва. Что мне делать? - Хорошо бы осмотреть накопители энергии, Ник. - Я проверю. - А я хотел посмотреть, что вообще делается на территории Центральной. Мне нужен вездеход. Тебе тоже. Забеги к Эве и оставь ей карманную радиостанцию где-нибудь на видном месте и еще записку, чтобы она не волновалась и не искала нас. Вызывай меня чаще, особенно если заметишь что-нибудь необычное, непонятное. Хоть самую мелочь. - Понимаю, Эрли. Я пошел. - Подожди. Ведь экватор планеты проходит через Центральную? - Да. - Кому-нибудь приходило в голову обозначить эту воображаемую линию экватора? Ну могу ли я найти ее на территории Центральной? - Эта линия обозначена колышками. Стап занимался этим. Он был немного со странностями. Они вместе вышли на крыльцо Центральной. Трайков побежал к коттеджу Эвы. Эрли взобрался на крышу вездехода, открыл люк и спустился вниз. Он проверил управление машиной. Все было в порядке. Дико взревев, вездеход рванулся по большой дуге, огибая здание Центральной. Проехав несколько сот метров, Эрли остановил машину и спрыгнул на траву. Сориентировавшись по куполу здания, он прошел еще несколько десятков метров, всматриваясь в траву. Наконец он нашел то, что искал: на расстоянии нескольких метров друг от друга в землю были вбиты небольшие, в полметра, деревянные колышки. Когда-то они, видимо, были окрашены ярко красной краской, чтобы их было заметно на фоне травы. Теперь же краски не было и в помине. Колышки разваливались от малейшего прикосновения. Многие лежали на траве, почерневшие от ветра, дождя и времени. Эрли собрал несколько таких бывших деревяшек и осторожно положил в багажник вездехода. Затем он снова влез в машину, Поднял переднюю стенку, чтобы был хороший обзор, и направил вездеход вдоль этой условной линии на небольшой скорости. Вскоре ему стали попадаться огромные упавшие полусгнившие деревья. Таких больших деревьев на территории Центральной никогда не было. Они просто не могли успеть вырасти, потому что были вывезены с земли саженцами. Он проехал вперед около километра и окончательно укрепился в мысли, что на этой полоске около линии экватора за время отсутствия экипажа "Фиалки" прошло не несколько дней, а, по крайней мере, несколько десятилетий. Сколько прошло точно, он мог окончательно узнать, только вернувшись на Центральную и произведя некоторые лабораторные анализы. Он совсем решил было возвратиться назад, но тут его внимание привлекла черная полоса сельвы на горизонте. Что-то уж очень высокой показалась она ему. На большой скорости помчался он вперед, сминая траву и мелкий кустарник, разбрызгиваю фонтаны вокруг машины, когда пересекал небольшие искусственные речки и озера, взлетая на бугорки, спускаясь в цветущие лощины. Постепенно вид растительности менялся. Она приобретала более дикий вид. Но это его не удивило, так как культурной была только Центральная часть парка, а дальше все было предоставлено самой природе. Правда, растения-ползуны, аборигены Отшельника, сюда не допускались. Здесь были только земные растения, культурные или одичавшие. Когда до линии запрета оставалось не более ста метров, он понял, почему полоса сельвы на горизонте показалась ему неестественно высокой. Местные растения достигали в высоту не более пяти метров, но могли карабкаться друг на друга. Вот и сейчас они громоздились несколькими этажами, переплетенные так, что нельзя было различить отдельное растение. Это было какое-то жуткое месиво из стволов, корней и веток. Эрли вылез из вездехода и подошел вплотную к линии запрета. И только тут он понял, что это были мертвые растения, наваленные огромным полукольцом по линии запрета с северной стороны парка. Высота этого завала была не менее ста метров. Какая сила могла создать этот мертвый пояс? Только бешеный ураган, невиданный ураган, представить мощь которого трудно. Ураган, очевидно,шел с севера и, натыкаясь на неприступную стену, установки запрета, терял возле нее свои трофеи. Но откуда мог взяться этот ураган? На Отшельнике такой мягкий климат. Без сильных ветров и бурь... Тут он задался вопросом о том, что произошло с силовым полем там, где его пересекает линия экватора. Он снова сел в вездеход и поехал вдоль завала, высота которого заметно понижалась по мере приближения к точке пересечения. Увидев, что там все в порядке, он сообразил, что в этом месте установка запрета, наверное, черпала огромную энергию из накопителей, чтобы заткнуть брешь, но из строя не вышла. Это здесь, на Центральной, где запасы энергии практически неисчерпаемы. А что осталось от баз, если над ними пронесся такой ураган? Минут десять сидел он на траве в тени вездехода, собираясь с мыслями. Что же он узнал за эти три часа? Совершенно точно известно следующее: Эзры и Юмма больше нет. Они мертвы. Все, что расположено вдоль линии экватора, постарело на несколько десятков или сотен лет. Но возможно, что это просто работа каких-то микроорганизмов. В сотнях километров к северу от Центральной возникло неизвестное силовое поле, силовой экран, который отталкивает от себя материальные предметы и не пропускает радиоволны. На Отшельнике за время отсутствия "Фиалки" пронесся невиданный ураган. Люди с баз не отвечают на вызовы Центральной. Как связать все это в одно целое? И вдруг он на мгновение представил себе лицо Лэй. Не такое, какое оно было при их последней встрече, а другое, дорогое, близкое, любящее. И тут же отогнал воспоминания. - Эрли! - вызвал его в это время Трайков. - Ты слышишь меня? - Слышу, ник. Что у тебя? - Дело вот в чем, - голос Трайкова был совершенно спокоен. - Что мне делать с людьми, которые возятся около накопителей энергии? - Какие люди,Ник?! Что ты говоришь? - Эрли вскочил и одним прыжком взлетел на верх вездехода. - Мне кажется, мы негласно договорились не считать друг друга ни в коем случае сумасшедшими. Эрли, здесь их несколько человек. Пока они не видят меня или делают вид, что не видят. Я их не знаю. У нас на Центральной таких не было. - Я сейчас буду у тебя, Ник. Что тебе делать, не знаю. Думай сам. - Отлично. Я на четвертом северном накопителе. Вездеход стоит внизу. А я на самом верху. Эрли кинулся на сиденье водителя. Мотор взревел, и машина помчалась к видневшемуся вдали куполу Центральной станции,сильно забирая на юг. Эрли не хотел, чтобы неизвестные увидели его раньше, чем он сам этого захочет. Что за люди? Это было еще более непонятно, чем все предыдущее. На Отшельнике было двести четырнадцать человек. Четверо из них живы. Двое мертвы. Об остальных двухстах восьми ничего не известно. Если бы эти люди были из экспедиции Земли, Ник бы их непременно узнал. Здесь все знали друг друга в лицо. Значит, это представители той цивилизации, которая создала все эти базы и Центральную? Если это так, то они были всемогущи по сравнению с пятью людьми с Земли. Они смогут сделать с ними все, что захотят. Они вернулись в свои владения. Что они предпримут? Что сказать им? Как объяснить им действия землян? Когда до Центральной станции оставалось не более двух километров, его снова вызвали: - Эрли! Ты существуешь? Ты есть на самом деле? Эрли! - Это я, Эрли. Ты проснулась, Эва? Где ты находишься? - Эрли! Возьми меня! Увези меня! Делай со мной что хочешь, но увези отсюда. Я схожу с ума! Я ничего здесь не понимаю! - Где ты, Эва? - Я у пульта связи, Эрли, как писал Ник. Я сижу здесь полчаса. Никто меня не вызывает. Словно вымерли все, словно все опять исчезли! - Мы думали, ты спишь. - Ты видел их, Эрли? - Кого? - Эзру и Юмма? - Да... Видел... - Они только что вышли из пульта связи. Увези меня! У нас ведь есть ракета. Через три месяца прилетит "Варшава"... - Эва, что с тобой? Успокойся. Я скоро буду у тебя, но сначала мне нужно увидеть Ника. А Эзры и Юмма нет. Они не могут ходить. Их нет. - Значит, я все-таки сошла с ума. Тогда мне остается посмотреть в дуло вот этого бластера. - Не смей, Эва! Слышишь, не смей!

12.

Винтолет Свена на большой скорости проскочил туманную пелену воздуха. Внизу, куда ни глянь, расстилалась сельва. Настроение Генри Вирта заметно улучшилось. Теперь уже никто не может остановить его на пути к Озе. И если машина не подведет, они скоро будут на второй базе. Свена смущало одно обстоятельство. Он довольно хорошо знал местность, да и карта была под рукой. Но иногда попадались какие-то незнакомые образования: озера и выжженные пятна, которых не было на карте. Генри снова присмирел. Ему нечего было делать, связь все равно не действовала. А сидеть вот так, сложа руки, становилось невыносимо. Свен тоже молчал. Ему не приходила в голову ни одна подходящая для разговора тема... Через несколько минут полета от первого силового зкрана они встретили еще один. После преодоления его скорость винтолета не снизилась, но само преодоление чуть не обернулось катастрофой. Свен на мгновение потерял сознание, и винтолет начал падать. К счастью, он тут же пришел в себя, и все обошлось благополучно. В нескольких десятках километров от второй базы они преодолели третий силовой экран. Генри готов был броситься вниз без парашюта, когда они снизили скорость и под ними показались купола второй базы. Но через минуту стало ясно, что на второй базе господствует сельва. Установки запрета не действовали. Винтолет снизился к куполу жилого помещения. Гул его мотора, наверное, разносился по всей базе, но никто не появлялся под прозрачными куполами. Медленно перемещаясь, они облетели купол жилого помещения. Да, в этом месте их никто не мог встретить. Кругом были видны следы разрушений. Сам купол в нескольких местах лопнул и зиял метровыми трещинами. Сломанные балки и железобетонные перегородки, изуродованная мебель и разбитая аппаратура. - Что же это? - сказал Генри, медленно выговаривая слова. - Сельва, все-таки сельва, - прошептал Свен. - Выпусти меня. - Генри, я тебя выпущу. Только давай составим сначала какой-нибудь план. Ты с огнеметом умеешь обращаться? Ну тогда возьми один с собой. Спускаться лучше через трещины в куполах. Внутри этих ползунов все-таки не очень много. - Я хочу узнать, как она погибла. Свен застегнул на нем пояс, сунул в руки огнемет, на плечо повесил бластер. - Далеко от трещин не отходи. Лучше проделать новое отверстие. Теперь уже все равно, - напутствовал он Вирта, опуская его на тросе из открытой кабины винтолета. Вирт стоял на круглой площадке второго яруса, на которую выходили двери личных комнат. Их было двенадцать. Но только в четырех из них совсем недавно жили люди. Он открыл дверь комнаты Озы, и тотчас же что-то бросилось на него. Над головой раздался гром, и это "что-то" шлепнулось к его ногам, слабо извиваясь, вздрагивая и издавая зловоние. Свен успел выстрелить во время. Самым правильным сейчас было бы полоснуть по комнате из огнемета и только после этого войти туда. Но тогда сгорело бы все, что когда-то окружало Озу. Генри перешагнул через груду слизи и вошел в комнату. Вся мебель была изуродована и перевернута. Он не нашел здесь ни одного целого предмета. Низкий, когда-то мягкий диван был вспорот. Встроенный в стену платяной шкаф вырван и отброшен на пол. Ночной столик стоял вверх ножками на переносном магнитофоне. Нет, в нем не было магнитной проволоки. Бесполезная вещь. Генри постоял несколько минут, иногда поворачиваясь из стороны в сторону, пока сзади него снова не грянул выстрел из огнемета. Свен сидел на полу винтолета, свесив одну ногу наружу, спиной навалившись на косяк дверцы, и иногда нажимал на спусковой крючок огнемета. Сверху ему было хорошо видно, что происходило под изуродованным куполом. Да и беречь этот купол теперь не имело смысла. Он стрелял прямо через прозрачный пластик. "Мешки", так их называли отшельники, каким-то образом чувствовали появление человека, и теперь лезли во все щели жилого помещения. Обычно они настигали жертву в прыжке, хотя у них не было ног. Когда передняя часть мешка без головы касалась жертвы, он как бы выворачивался наизнанку, плотно облегая жертву, и всей своей внутренней поверхностью начинал переваривать. Чтобы настичь новую жертву, ему не нужно было выворачиваться. Теперь внутренней поверхностью становилась та, которая только что была внешней. - Генри! Не отходи далеко! - крикнул Свен. - Я задержу их только минут на пять. Больше не смогу. Ты слышишь меня? Вирт молча обходил пустые комнаты. - Ты слышишь меня? - снова крикнул Свен в перерыве между выстрелами. Генри махнул рукой, что означало: слышу. Сердце его бешено заколотилось. Одна из комнат была пуста. Совершенно пуста. В стене, которая выходила наружу, рядом с проломом он заметил несколько оплавленных отверстий. Кто-то здесь стрелял из бластера. А сам пролом был сделан выстрелом из огнемета. - Генри, цепляйся за пояс! - крикнул Свен. - Их слишком много! Вирт оглянулся. Неуклюжие на вид мешки приближались стремительными скачками. Он послал струю огня вперед и давил на спусковой крючок до тех пор, пока не кончилась воспламеняющая жидкость. Тогда он бросил бесполезный огнемет и, пробежав несколько шагов, вцепился в пояс. Свен, не выпуская из рук огнемета, поднял винтолет метров на пять над куполом и только тогда втащил Вирта в кабину. Он ничего ему не сказал и ни о чем его не спросил. Пусть Генри сам решит, когда им возвращаться. Может быть, он захочет спуститься еще раз... - Они защищались, - сказал Генри. И в его голосе не чувствовалось тоски и горя. - Они даже выбрали правильное расположение для своих бластеров и огнеметов. - Да.Они не могли сдаться просто так. - Свен, кто-то из них должен быть жив. Они отбивались у входа на лестницу из комнаты Вытчека. Я видел пробоины, которые сделали бластеры. Кто-то, один или двое, защищали вход, а другие уходили. Куда они могли уйти из этого купола? У Свена тоже появилась надежда. Может быть, Вирт и прав. - Надо осмотреть базу сверху, - сказал он. Винтолет начал медленно перемещаться между изуродованными куполами. - Понимаешь, Свен, там в одной комнате ничего нет. Пусто. Ни дивана, ни кресел, ни столиков, ни вещей. Там нет ни одного обломка. В других же перевернуто все вверх дном. Но и в комнате Озы нет ее одежды. Куда все это могло исчезнуть? На первом этаже должны быть склады продовольствия и воды, столовая. Жаль, что я не успел посмотреть, что делается там. Они медленно облетали территорию второй базы. Установки запрета были сорваны с фундаментов. Одна валялась, разбитая вдребезги, метрах в пятидесяти. Второй вообще не было видно. Вот почему сельва прорвалась на базу. Купола жилого корпуса, рабочего, корпуса связи и взлетной площадки островками выделялись на фоне грязно-зеленых шевелящихся и ползающих растений Отшельника. Эта планета снова захватила отвоеванные было у нее владения. Два винтолета, расколотые надвое, валялись недалеко от взлетной площадки. Свен снизился почти вплотную к чуть расступившимся ползунам. За эти несколько дней здесь все так заросло, словно и никогда не было по-другому. Через передний прозрачный колпак одного из винтолетов на них уставились глазницы человеческого черепа. Вирт в ярости схватил огнемет Свена и начал поливать мгновенно сгорающие отростки ползунов. Но отовсюду на это место лезли другие, и казалось, им не будет конца. - Бесполезно, Генри, - сказал Свен, положив руку ему на плечо, а другой мягко отбирая огнемет. - Они все равно не поймут. Кто это может быть? - Они все могли водить винтолеты, кроме Озы... - Значит, одного мы уже не найдем... - Это Юргенс. Он был пилотом. Второй винтолет был пуст. Здание рабочего корпуса было в таком состоянии, что его не имело смысла осматривать. - Смотри, - вдруг закричал Свен. - На куполе связи пятна, вроде заплаток. Кто-то заделал трещины и пробоины! - Я же говорил! Я знал! Винтолет облетел небольшой купол. - Где же здесь вход? - Тут все залито пластиком. Там, где был вход, все залито пластиком. С внешней стороны. Кто-то залил вход и остался снаружи. Что могло быть в этом наглухо задраенном куполе? Документы? Люди? Кто остался снаружи? Для чего? - Свен, у них должна быть еще пара вездеходов. Эти бесполезные здесь машины должны были стоять около винтолетов. - Но их там нет. - Значит, кто-то решил пробиться на вездеходах до базы. Это верная смерть. Винтолет еще несколько раз облетел вокруг запечатанного купола. Вдруг штурвал выпал из рук Свена. - Оза! - закричал Генри. Упершись руками и лбом в стену купола с внутренней стороны, на них смотрела женщина. - Оза!

13.

Николай Трайков вбежал в коттедж Эвы, убедился, что она спит, оставил на столе записку, как говорил Эрли, и бросился к вездеходу. Накопители энергии шли цепочкой от Центральной станции на север и юг километра на два. Это были огромные белые цилиндры со множеством пристроек, мачт, растяжек, лестниц и лифтов. В обычное время их изучало около десятка инженеров, следивших, чтобы количество энергии в каждом не превышало определенной нормы. От них питалась система запрета, образующая силовые поля вокруг всей территории Центральной станции. Но чтобы питать установки запрета, не было необходимости в таком количестве накопителей. Для работы установок достаточно было триллионной доли запасенной в накопителях энергии. Николай доехал на вездеходе до одного из них, выскочил и вошел в лифт, который за несколько секунд доставил его в инженерную. Небольшой светлый зал со множеством приборов произвел на него удручающее впечатление. Как во всем этом разобраться? Но вскоре он понял, что ему и не нужно во всем разбираться. Система контроля управления накопителями была довольно проста. Он записал показания общего счетчика. Вынул ленту из самописца, регистрирующего расход энергии в отдельные дни, часы и минуты, и спустился вниз. Ленту он сунул в карман кресла и помчался к другому накопителю. Там он произвел те же манипуляции. Потом он осмотрел третий, четвертый... Лифт пятого цилиндра был поднят вверх. Николай несколько раз нажал кнопку, пытаясь спустить лифт вниз, но все было безрезультатно. Он подумал, что лифт испортился. Но вдруг лампочки на табло управления лифтом замигали. Лифт спускался с десятого яруса. Затем он остановился на пятом ярусе, где располагалась инженерная. Николай попытался снова вызвать лифт, но он снова был занят. Кто мог занять лифт? Внезапно лифт пошел вверх. Николай стукнул кулаком по табло, но ничего не изменилось. Тогда он отбежал в сторону и увидел сквозь решетчатые фермы, что лифт действительно движется. Осторожно, стараясь не греметь, он скользнул в люк вездехода и на самой маленькой скорости отвел его к четвертому накопителю. Там он вскочил в лифт и поднялся на последний, двенадцатый ярус. Это была плоская крыша цилиндра. Скрываясь за мачтами он подошел к краю крыши... и чуть не упал вниз с семидесятиметровой высоты. Соседний цилиндр был в метрах ста пятидесяти. На его плоской крыше разгуливало несколько фигур. Фермы лифта пятого накопителя были обращены в сторону Трайкова, и он заметил, что сам лифт находится тоже на двенадцатом ярусе. Если они находились на крыше хотя бы две минуты, то должны были видеть его вездеход. А он еще столько раз пытался вызвать лифт вниз. Полуголые фигурки людей на таком расстоянии казались маленькими. Но, сравнив себя с деталями мачт, он пришел к выводу, что неизвестные почти одного роста с ним. Одеты они были в короткие джинсы. На ногах что-то вроде сандалий. Рубашек нет. Головы не покрыты. В руках у одного из них было что-то вроде огромного листа бумаги. Через плечо у каждого висела короткая палка, очень похожая на бластер. В самом начале было совершенно точно установлено, что на Отшельнике людей нет. Нет вообще никакой мыслящей жизни. Тогда кто же эти люди? Ник вызвал Эрли и сказал: - Что мне делать с людьми, которые возятся у накопителя?

14.

Эва проснулась сразу, освеженная спокойным, крепким сном. Несколько мгновений она не могла сообразить, каким образом оказалась здесь, но потом последние события всплыли у нее в сознании. Лишь бы ей все это не приснилось, но записка, оставленная Трайковым на столике, окончательно убедила ее в том, что экипаж в самом деле прилетел. Прислонившись к столику, стоял легкий бластер. После стольких дней одиночества, наполненных неизвестностью, страхом и горем, появление даже одного человека было бы величайшим счастьем для нее. А эти четверо, они, конечно, размотают запутанный клубок случившегося на Отшельнике. Даже если и нет... Придет "Варшава" с ее фантастической техникой, с ее тысячами людей... Привычным, заученным жестом она поправила прическу,некоторое время постояла у окна, вдыхая полной грудью запахи травы и леса. Потом, закинув за плечо бластер, не спеша пошла к Центральной, срывая на пути травинки. Как красиво стало вокруг оттого, что появились люди. Она легко взбежала на крыльцо Центральной и прошла по кольцу в пульт управления связи. Ей очень хотелось вызвать по радио Эрли и Ника, но мысль, что она может оторвать их от чего-то важного, остановила ее. Проверив настройку приемников и передатчиков, Эва отошла к окну, любуясь панорамой парка. Что-то заставило ее оглянуться. Не было ни скрипа, ни движения воздуха, ни звука, но она почувствовала всем своим существом чье-то присутствие. Так уже было, когда она оставалась одна... Мышцы сковал страх. Нужно было повернуться, но она не могла этого сделать. Все замерло. "Повернись, оглянись", - шептало что-то в ней самой. И она повернулась. В кресле перед пультом, стоящем к ней спинкой, виднелся бритый затылок человека. Этого человека, вернее - этот затылок, она узнала бы среди тысяч других. Это была голова Филиппа Эзры. В дверь, не открывая ее, вошел Юмм. Они всегда появлялись вдвоем. По движениям губ было видно, что они о чем-то говорят, но звуков не было слышно. Руки Эвы прилипли к подлокотнику. Эзра оглянулся, но взгляд прошел сквозь девушку. Он не видел ее. Юмм подошел к креслу. В руках у него был рулон не то чертежей, не то рисунков. Он развернул его и что-то сказал Филиппу. Тот отрицательно покачал головой. Тогда Эзра встал с кресла, и они оба отошли в сторону, растянули между собой лист и несколько минут продолжали так стоять, словно демонстрируя что-то невидимым зрителям. Потом рулон был свернут. Юмм показал рукой на дверь. Эзра приподнял руку и пошел к окну. Эва дико закричала и отскочила в сторону, но они не обратили внимания на ее крик. Филипп Эзра подошел к окну, что-то там высматривая, потом сожалеюще чмокнул губами и отрицательно покачал головой. Юмм нетерпеливо переминался с ноги на ногу у двери. Затем они оба прошли через закрытую дверь, причем Юмм сделал движение, как будто открывал ее, но она даже не скрипнула. Несколько секунд Эва стояла неподвижно, пытаясь разобраться в своих мыслях. Может ли сумасшедший понять, что он сумасшедший? Потом она бросилась к карманной радиостанции и вызвала Эрли. - Эрли! Ты существуешь?! ...Нет. Он не верил, что мертвые Эзра и Юмм могут ходить по Центральной. А разве она сама поверила бы в это, если бы была здорова? Разве кто-нибудь поверит в это? Она взяла в руки бластер, блестящую легкую игрушку, и провела по дулу холодной ладонью.

15.

Женщина смотрела на них, ничем не выражая своей радости или удивления. Вирт открыл дверцу винтолета и, высунувшись наружу, крикнул: - Оза! Это я, Генри! Оза! Это я, Генри! Каких-то десять сантиметров прозрачного пластика разделяло их. - Свен, надо где-то прорезать купол огнеметом. Иначе мы туда не попадем. Свен отвел винтолет на несколько метров вдоль стены. Генри вытащил из багажника еще один огнемет. Но стрелять было нельзя. Фигура женщины передвигалась следом за ними. Огромные голубые глаза внимательно следили за их действиями. Но она ни одним жестом не показала, что узнала Генри или Свена. Ни один мускул не дрогнул на ее лице. Она только медленно перебирала по стене руками, двигаясь как заведенная кукла. - Свен, давай к вершине купола! Иначе она не даст нам прорезать стену. С ней что-то случилось! Винтолет поднялся к вершине купола, но стрелять все равно было нельзя. Женщина стояла прямо под ними. - Свен, я обвяжусь поясом и спущусь на тросе с огнеметом, а ты разворачивай винтолет в другую сторону. Она не сможет сразу находиться с двух сторон купола. Или ты, или я успеем проделать отверстие. Вирт заскользил по гладкому куполу вниз и остановился на уровне пола. Женщина подошла к нему. Оза! Оза! Какая она стала худенькая! Лишь огромные глаза такие живые. Но почему она не узнает его? Почему не подает знака, что рада видеть его? В это время с противоположной стороны несколькими выстрелами Свен прожег в пластике дыру, достаточную для того, чтобы в нее смог пролезть человек. Винтолет снова поднялся на несколько метров, и Свен втянул Вирта в кабину. Через минуту Генри был внутри купола, а Свен остался ждать в машине, держа наготове бластер, потому что слизистые мешки начали подпрыгивать вверх. - Оза! - сказал Генри, ласково дотронувшись пальцами до ее лица. - Почему ты молчишь? Разве ты не рада? Почему ты молчишь? Что здесь произошло? - Я ждала, - сказала женщина, - что сюда кто-нибудь придет. Стап, уходя, пообещал, что сюда кто-нибудь все равно придет. "Оза ждала ребенка, - подумал Свен. - Неужели Генри не замечает, что у нее вполне нормальная фигура?" Но Генри заметил. Заметил еще раньше, когда увидел ее прилипшей к стене купола. - Оза,что случилось с нашим ребенком? - Не понимаю, - сказала женщина. - Что с тобой? - Со мной? Ничего. Я очень долго ждала вас. Одна. Когда Стап уехал, он заварил входную дверь снаружи, чтобы в минуту отчаяния я не могла выйти и покончить жизнь самоубийством. Но у меня и не возникало таких мыслей. Я наблюдала за ползунами и мешками. - Оза, когда ушел Стап? На чем он ушел? - Пять лет назад. Он был очень добр ко мне. - Как пять лет? - У меня все записано. Мы поддерживали с ним связь около часа. Потом он замолчал. Я думаю, он умер. - Оза! - Не-ет. Я не Оза. Она умерла восемнадцать лет назад. Я ее даже и не помню. Я покажу вам, где ее похоронили. - Оза, что с тобой? Очнись! - Генри тряхнул хрупкую фигурку за плечи, но она сняла его руки со своих плеч и сказала: - Стап говорил, что Оза все время кого-то ждала. - Кого? - Генри Вирта... Он говорил, что она очень ждала. - Я - Генри Вирт. Я понимаю, ты устала за эти дни. Это, наверное, были ужасные дни. Но теперь все кончилось. Очнись! Оза! Встряхнись! Мы полетим на Центральную. Оза, не смотри на меня так. - Я уже говорила, что я не Оза. Меня зовут Сеона. - Сеона? Но ведь именно так мы хотели назвать свою дочь! Оза, ты немного больна. Но это скоро пройдет. Нам нужно торопиться. Скоро зайдет солнце. Что ты хочешь взять с собой? - Солнце? Нет, оно зайдет еще не скоро. Оно зайдет через полгода. Я читала в книгах, что солнце садится каждые двадцать четыре часа. А когда оно садится, все люди ложатся спать. Но здесь все по-другому. Здесь день длится полтора года. Смешно, правда? День больше года. А потом на полтора года наступает ночь, и здесь все замерзает... и темнота. После этого ползуны и мешки кажутся такими приятными. Хочется поиграть с ними. Да, ночью мне было иногда плохо. Особенно когда уехал Стап. Бедный, он погиб через час. Я так думаю. Генри умоляюще повернулся к Свену, как бы говоря: "Не обращай внимания, это она так". Свен так же молча кивнул ему, что означало: "Хорошо. Садитесь в машину, и полетим назад". - Что ты хотела взять с собой, Оза? Мы сейчас полетим. - Сеона... - Ну хорошо, Сеона. Так что же? - О, я хотела бы взять все. Ведь у меня на Центральной нет ничего. Я там ни разу не была. А мне всегда так хотелось побывать там. Но я не буду брать много, ведь вы, наверное, спешите? Несколько платьев. Хотя нет, они все равно уже износились. Я возьму вот эту книгу, комбинезон. Он еще почти новый. А тебе Стап просил передать вот это, - она сняла с руки кольцо, у которого вместо камня было небольшое, на одну минуту разговора, запоминающее устройство. Это кольцо Генри когда-то сам подарил Озе. - Стап сказал, что это очень важно. И еще, пожалуйста, поднимите вот этот чемодан. В нем записи некоторых приборов и просто бумаги. Он стоит запечатанным столько лет, что я не верю, будто его когда-то открывали. Но Стап сказал, что это будет интересно людям, которые сюда придут. Генри поднял ящик, поднес его к стене и передал Свену. Потом повернулся к Озе. Как она изменилась с тех пор, когда он видел ее в последний раз! Она стала совсем худая. И черты лица слегка изменились, заострились. Что она ему тут наговорила? Ведь это значит, что она сошла с ума... Бедняжка. Сколько нужно пережить, чтобы это произошло? - Оза... - Сеона, ничего не бойся, - он прижал ее к своей груди. - Все будет хорошо. - Я не боялась и раньше. Я всегда ждала людей. А теперь, когда вы пришли, я совсем ничего не боюсь. Они подошли к проему в куполе. Генри осторожно поддерживал хрупкую фигурку Озы-Сеоны. Сердце его радовалось и разрывалось от горя на части. - Свен, помоги ей, - сказал он. Но Свен и без того уже протягивал руки, чтобы принять женщину. Когда винтолет оторвался от купола, Генри схватил огнемет и выпустил весь запас горючей жидкости по копошащимся внизу ползунам и мешкам. - Зря ты это, Генри, - сказал Свен. - Знаю, - коротко ответил Вирт. - Да, это вы зря, - сказала Оза. - Они столько лет развлекали меня. - М-мм, - замычал Генри и сжал голову руками. Внизу снова расстилалась ненавистная грязно-зеленая сельва. Свен вел винтолет на предельной скорости. Надо было скорее добираться до Центральной. Они и так опаздывали на два часа к сеансу связи. Эрли и Ник сейчас думают черт знает что. - Что же здесь все-таки произошло? - спросил Генри. У него язык не поворачивался называть ее Сеоной. - Я этого не знаю. Это было еще до меня. Но Стап рассказывал, что была буря. Страшная буря. И сельва прорвалась к нам. Их тогда на базе было четверо. Пилот Юргенс погиб сразу. Они даже не могли вытащить из винтолета его останки. Потом умерла Оза, - при этих словах Генри сжался в комок. - Был еще один человек. Его звали Вытчек,но я его тоже не помню. Он сказал, что тело Озы будет похоронено по-человечески, что ползунам до него не добраться. И они похоронили ее. Только после этого Вытчек уже не вернулся. Стап не смог сдержать ползунов. И мы остались вдвоем. Потом ушел и Стап. Он хотел прорваться к Центральной. Лучше бы он ушел зимой. А он ушел в самый разгар лета, когда солнце уже полгода не заходило за горизонт. - Опять солнце, - прошептал Генри. - Возьми себя в руки, - тихо сказал ему Свен. - Да, солнце... Через минуту Свен сказал Генри: - Между прочим, солнце за эти четыре с половиной часа действительно не сдвинулось с места ни на йоту. - И ты тоже, - устало прошептал Генри. - Но у тебя-то на это нет причин. - Можешь убедиться сам. Но Генри не сдвинулся с места, только крепче прижал к себе Озу. - Как приятно тепло человеческого тела, - сказала она. Винтолет приближался к полупрозрачной пелене воздуха.

16.

Эрли бежал по кольцевому коридору, когда впереди раздался выстрел. Стреляли в отсеке связи. Там находилась только Эва. Неужели она не выдержала? Эрли подскочил к двери и остановился. В двери зияла дыра, противоположная стена коридора тоже была разворочена. Эрли осторожно потянул ручку двери. В отсеке было тихо. Он осторожно сделал шаг вперед и сказал шепотом: - Эва, это я - Эрли. Ему никто не ответил. Он сделал еще несколько шагов. Перед ним стояла Эва с бластером в руке. Она медленно опустила бластер, и он с грохотом упал на пол. - Эрли, ты должен увезти меня отсюда. Еще немного, и я не выдержу. - Я не имею права. - А если бы...ты бы хотел этого. Лэй все время говорила о тебе. Но она не любит тебя. Нет. Мы были подругами. И она мне все рассказывала. Все. Достаточно много, чтобы я стала думать о тебе. Я знала, что ты прилетишь. И я ждала тебя. Может быть, Лэй сделала это нарочно, чтобы кто-то любил и тебя. Она была добрая. Ей самой ничего не надо было. - Я всегда делал то, что она хотела. А она ничего не хотела для себя, - сказал Эрли. - Я бы увез тебя отсюда, если бы это было возможно. Она подбежала к нему, обхватила его плечи своими руками и, заглядывая снизу в лицо, сказала: - Правда, Эрли? Эрли чуть отстранил ее от себя и сказал: - На Центральной находятся какие-то чужие люди. Несколько минут назад мне об этом сообщил Ник. Он сейчас за ними наблюдает. - Ты не поверил мне про Эзру и Юмма. Так ведь? Он кивнул головой. - А я только что стреляла в них. Но они ушли. Они вроде теней. - Хорошо, Эва. Когда-нибудь мы выясним, что это было такое. Садись за радиостанцию. Через полчаса должна быть связь с Виртом. А я свяжусь с Ником. Эрли вызвал Трайкова. Тот сразу же откликнулся, словно ждал его: - Эрли! Где ты сейчас? - В помещении пульта связи. Где эти люди? - Часть на крыше пятого накопителя. Что они там делают, я не могу понять. Остальные поехали к шестому. - Поехали? На чем? - У них что-то вроде вездехода. - Я не знаю, что делать, Ник. Оставаться тебе там или возвращаться сюда. Если бы знать, что они затевают, вообще кто они такие... - Я пока останусь здесь. Если что, вызову тебя... Одно могу сказать твердо, это не наши, своих я всех знаю. - Ну хорошо. Будь осторожен, Ник. Эрли выключил радиостанцию и сказал устало: - У меня голова идет кругом. И нет времени как следует во всем разобраться. Если это вообще возможно. - Я понимаю, Эрли, - сказала Эва. В эту же минуту его вызвал Вирт. - База уничтожена, - спокойно заговорил Генри. - Практически уничтожена. Там все разрушено. - Люди? - Одна...Оза,- сказал Генри шепотом. - Почему ты говоришь так тихо? - Она сидит рядом. Эрли я не могу об этом говорить громко. - Что с остальными? - По-видимому, их уже нет в живых. Во всяком случае, Юргенса. Мы его видели. - Генри, возвращайтесь скорее. Когда будете подходить к Центральной, обогните ее с юга и заходите на посадку над самыми деревьями, прямо к центральному подъезду. - Понял, ответил Свен. - Дело в том, что на Центральной появились какие-то люди. Кто они, я не знаю. Ник наблюдает за ними. Лучше, чтобы они вас не видели. Поняли? - Слишком много загадок за один день, - сказал Свен. - День еще не кончился. - Ну хорошо, через двадцать минут мы будем у вас, - сказал Генри. - Отключаюсь. Эрли передал микрофон Эве. - Ну вот... Они нашли Озу. С ней тоже что-то произошло. Генри даже не хотел при ней говорить вслух. А троих уже нет. Эва медленно поднялась с кресла, глядя в сторону Эрли. Тот удивленно посмотрел на нее. Что случилось? Девушка подняла правую руку и зажала ею рот, сдерживая крик ужаса. Эрли подошел к ней, чувствуя за спиной неприятный холодок. Он медленно повернуся и почувствовал, как зашевелились волосы на голове, а тело сковал липкий страх. Дверь помещения была закрыта, а из нее высовывалась фигура Филиппа Эзры. Он словно стоял на пороге в раздумье. Потом он решительно вошел в комнату и направился к передатчику. Эрли подтолкнул Эву в сторону, но она вцепилась в его плечо побелевшими пальцами. А он и сам готов был сейчас вцепиться в кого-нибудь, чтобы избавиться от сковавшего его страха. Эзра сделал несколько переключений на лицевой панели передатчика - ни одна ручка, ни один тумблер не сдвинулись с места, - но Эзра манипулировал ими так, словно действительно что-то переключал. Потом он протянул руку к микрофону и поднес ее ко рту, держа пальцы так, словно в руке действительно был микрофон. Но тот остался на столике. Сказав несколько слов в воображаемый микрофон, Эзра, по-видимому, не получил ответа и бросил его на столик. Несколько секунд он стоял, облокотившись на спинку кресла, барабаня пальцами по панели передатчика. Его действия не сопровождались ни единым звуком. Затем он погладил лысый череп ладонью и несколько раз прошелся по комнате, заглядывая в открытые окна. Эрли стоял затаив дыхание. Да, это был самый настоящий Филипп Эзра. С большой головой. В неглаженных, как всегда, брюках. В широкой, свободной блузе с большим вырезом на шее. На ногах зеленые ботинки, которые он не снимал даже на пляже. Эзра словно ожидал кого-то. Но кого? И вообще, каким образом он мог возникнуть, появиться, если Эва и Эрли уже видели его останки? За дверью словно кто-то позвал его, он что-то беззвучно крикнул и тут же вышел через закрытую дверь. - Эрли, - прошептала Эва. - Это последнее. У меня не было никогда галлюцинаций. - Это не галлюцинации. Это действительно был он. Сначала я подумал, что мне конец... сумасшествие. А теперь я думаю, что это действительно было. Я пойду за ним. - Эрли, а я? - Эва, ты будешь сидеть здесь. С минуты на минуту прилетят Свен и Генри. Пусть сразу же идут сюда. Им и Нику пока ничего не рассказывай. Я очень быстро вернусь. Он открыл дверь и выглянул в коридор. Фигура Эзры мелькнула в левой его части, которая вела к выходу. Стараясь не шуметь, Эрли быстро двинулся в ту же сторону, прошел через несколько коридоров и подземных переходов. Его всюду сопровождала полоска вспыхивающих светильников, а Эзра шел в темноте и прекрасно ориентировался. Так они дошли до эскалатора, ведущего в главный пульт управления, и поднялись наверх. Дверь по-прежнему была открыта, как ее и оставил Эрли, но Эзра сделал движение, словно открывал ее. Внутрь они вошли друг за другом. Эрли ожидал увидеть здесь Юмма и не ошибся. Вместе Эзра и Юмм начали делать какие-то вычисления на математической машине, надавливая клавиши и перебивая друг друга, но, Эрли это ясно видел, клавиши не двигались. Потом они развернули рулон бумаги, на нем была изображена какая-то инженерная схема. Эрли, закусив губу, дотронулся до локтя Филиппа Эзры. Рука прошла через пустое место, не встретив сопротивления. С юга донесся приглушенный звук приближающегося винтолета. Не оборачиваясь, Эрли вышел из главного пульта.

17.

Свен посадил винтолет чуть ли не на ступеньки подъезда Центральной станции. Оза удивленно оглядывалась, не решаясь выйти из машины. Генри спрыгнул на траву и помог ей спрыгнуть на землю. Яркое солнце опускающееся к закату, мягкая зеленая трава, разбросанные в беспорядке яркие цветы, тенистые кроны деревьев. Оза с восторгом прошептала: - Я читала, что такое есть, что такое бывает. Но я не представляла, как это чудесно. Генри обнял ее за плечи и повел вверх по ступеням. Свен повесил за спину два бластера и последовал за ними. В коридоре, ведущем к отсеку связи, они встретили Эрли: - Я рад, Генри! - он пожал руку женщине. - Здравствуй, Оза! - Я - Сеона. Ведь Оза умерла. Эрли мельком взглянул на Генри и, кажется, все понял. Генри стоял, опустив голову и держа Озу за руку. - Ну хорошо. У нас мало времени. Пойдемте в отсек связи. Нам надо высказаться и решить, что же делать дальше. Свен вошел в пульт связи раньше других и предупредил Эву, что женщина хочет, чтобы ее называли Сеоной. Когда они тоже вошли, Эва поднялась им навстречу и сказала просто: - Здравствуй, Сеона! - Здравствуй... - Меня зовут Эва. Это - Эрли. Ну а других ты уже знаешь. - Эва. Это очень красиво. Что мне сейчас делать? - Сеона, тебе понравится смотреть в окно, - сказал Генри. - Я уверен. - Он осторожно отвел ее к окну и усадил в кресло. - Смотри, как там красиво! И нет никаких ползунов и мешков. Оза затихла в кресле. Эрли вызвал Трайкова. У него ничего существенного пока не произошло. Эрли попросил его оставаться на месте, но по радио принимать участие в их разговоре. После этого каждый кратко рассказал о том, что он видел, слышал, какие у него возникли мысли, предположения. Причем по предложению Эрли особое внимание уделять самым странным, самым необъяснимым моментам. - Прошло пять часов, как мы сели на Отшельник, - сказал Эрли. - Здесь все странно и непонятно. Но я уверен, что у каждого есть какая-то гипотеза, предположение. Кто выскажется первым? - Прошло семь с половиной часов, - поправил его Свен. - Нет, прошло пять часов, - жестом остановил его Эрли. - Это нетрудно установить. Так кто первый? - Ты, Эрли, и начинай. - Нет. Я буду последним. Начни ты, Генри. Вирт несколько секунд помолчал, потом сказал: - Я не знаю, отчего умерли Эзра и Юмм и что повлекла за собой их смерть. Но на базах просто прорвалась сельва. Был какой-то ураган, разрушивший установки запрета и здания, а остальное докончила прорвавшаяся сельва. Так, во всяком случае, произошло на второй базе. Уверен, что и на всех остальных. - Одновременно? - спросил Эрли. - Не думаю, - ответил Генри. - Ураган захватывал одну базу за другой. - Ураган на всем Отшельнике? - удивился Свен. - Маловероятно. Здесь никогда не было даже сильного ветра. - На нашей памяти действительно не было. И тем не менее ураган был, - возразил Эрли. - Я видел, что творится вокруг территории Центральной. Завалы высотою в сотню метров. Ураган шел с севера, и, судя по этому завалу, буря была страшная, и она могла пронестись на много тысяч километров к югу. И образоваться ураган мог за несколько тысяч километров от Центральной. Поэтому предположение о том, что базы были разрушены ураганом, мне кажется, объясняет многое. Хотя бы то, что в противном случае люди могли бы добраться до Центральной на винтолетах. Однако этого никто не сделал. Ураган был. Это факт. Не ясно только, почему он возник. Что ты еще можешь сказать, Генри? - Больше ничего. Ураган и сельва. Никто не был готов к этому. - Хорошо. Свен, ты. - От Центральной до второй базы я насчитал четыре энергетических барьера. На обратном пути при прохождении каждого нас выплевывало, как пробки из воды. Видимо, барьеры экранируют электромагнитные волны. Поэтому базы не смогли связаться друг с другом и с Центральной. - Связь прекратилась сразу же после того, как что-то произошло в главном пульте, где были Эзра и Юмм, - вступила Эва. - Потому что, когда я спустилась сюда и попыталась с кем-нибудь связаться по радио, мне уже никто не ответил. - Получается, что энергетические барьеры возникли одновременно с началом урагана или чуть раньше, - высказался Свен. - Пожалуй, одновременно, - донесся из динамика голос Николая. Иначе они успели бы эвакуироваться на Центральную. Но что-то им помешало. Ураган? - Да, я слышала, как Эзра, когда еще был жив, требовал, чтобы все немедленно возвращались на Центральную. - Так, значит, был приказ о немедленной эвакуации! Почему ты раньше не сказала? Значит, некоторые уже знали, что будет катастрофа! - Это было, когда я выходила из помещения главного пульта. - Значит, сигнал о немедленном возвращении они получили одновременно, - сказал Свен. - А ураган шел с севера. Тогда почему же не успели эвакуироваться базы, расположенные ближе всего к Центральной, особенно южные? Нельзя же предположить, что ураган возник везде одновременно. - Нет, нельзя, Свен. Я видел завалы. Они только с северной стороны. Значит ураган шел с севера. - Тогда надо предположить, что скорость его распространения была несколько тысяч, даже десятков тысяч километров в час. В это я не могу поверить. - И все же придется, Свен, - сказал Эрли. - Только так можно объяснить, почему, получив сигнал немедленного возвращения, они не успели взлететь. - Но зато ничто не может объяснить такую скорость распространения урагана. - Согласен. Но я бы придерживался именно такой версии, - Сказал Эрли. - Итак, сразу же после того, как Эзра послал на базы сигнал о немедленно возвращении, возникли энергетические экраны, начался ураган и немедленно сельва прорвалась на все базы. Что ты еще можешь сказать, Свен? - Мне не понятен один момент. Но это относится к нам. Мы были в полете почти шесть часов. Я рассказывал, что мы делали на второй базе. Этого нельзя было сделать за полчаса. - Иногда человек делает столько за час, сколько в другое время он не сделал бы и за сутки, - начал Эрли, но Свен его перебил. - Хорошо. Запишем это в раздел не поддающихся объяснению явлений. И еще. Пока мы были там, солнце за два часа не сдвинулось с места ни на одну угловую секунду. - Секунду ты бы не заметил. - Ну это я так. Короче, оно не сдвинулось с места. - Солнце не заходит там полтора года, - тихо сказала Оза, не повернув головы и продолжая смотреть в окно. - Я же вам говорила. Все замолчали. - Свен, - сказал Генри, - лучше скажи, что это тебе показалось. Так будет лучше. - Это мы учтем, - сказал Эрли. - Но это ничего пока не объясняет. И ничем само не объясняется. Что еще, Свен? - Пока ничего. - Эрли, признайся, что ты считал меня немного не в себе, когда я говорила об Эзре и Юмме. - Да, я не верил, что такое может быть на самом деле. - Может быть, и Свен и Сеона говорят правду. Может быть, это им не показалось. - Я очень прошу вас, - тихо произнес Генри. - Эва, теперь ты. - После того, как я увидела останки Эзры и Юмма и осталась одна, я несколько раз встречала их самих. Они ходят по Центральной. Особенно часто они появляются в помещении отсека связи, то есть здесь... Я сегодня даже стреляла в них. Не выдержали нервы. Заряд прошел сквозь Эзру, пробил дверь и стену в коридоре, но он спокойно ушел. Эрли видел их тоже. - Да, я их видел, - подтвердил Эрли. - Но я не могу объяснить, что это такое. У тебя все, Эва? Пусть тогда скажет Ник. - Я проверял накопители энергии и увидел их возле пятого накопителя. Они и сейчас там. Я их отчетливо видел. Похоже, они что-то монтируют. Совершенно точно, что они не имеют никакого отношения к тем людям, которые здесь жили и работали раньше. Они все очень смуглые и поджарые, у каждого за спиной какое-то оружие. И еще у них есть вездеход. Он не похож на наш. У него две башни, и из каждой торчит по нескольку стволов. - Что ты думаешь обо всем этом? - Я предположил, что это какие-то пришельцы. На Отшельнике нет разумной жизни. Даже чего-нибудь близкого к ней. Нет млекопитающих вообще. Значит, они откуда-то прилетели. Может быть, это те, которые были здесь до нас? Они выжидают, когда все люди разлетятся по базам, создают между базами энергетические барьеры, чтобы прервалась связь по радио. Если они в силах создать такие мощные силовые поля, то они могут создать и невиданный ураган, который и разрушил базы. Дальнейшее делает сама сельва. Планета чиста, и вдруг прилетаем мы, когда они уже считают себя хозяевами. И теперь они снова что-то замышляют. Может быть, они хотят взорвать накопители энергии. Тогда на сотни километров вокруг ничего не останется. Вот такая у меня смешная гипотеза. - Гипотеза интересная. Но почему бы им не уничтожить нас более простым способом? Просто расстрелять из своего оружия. - Не знаю. Может быть, их слишком мало, и они боятся. Может быть, они не выносят вида крови. Я же сделал только предположение. - Да, Ник, в твою гипотезу укладывается наибольшее количество фактов. Но не все. Остаются Эзра и Юмм, неподвижное солнце и разность в ходе часов. - Эрли, но ведь здесь могут происходить два разных события, никак не связанные друг с другом, - сказала Эва. - Разность в ходе часов может быть вызвана чем-нибудь другим. - Ну а то, что в помещении главного пульта все превратилось в пыль? Примерно на десять-двадцать метров в обе стороны от условной линии экватора. Ведь там все как будто за эти несколько дней прожило столетия. Я проверил все до самой границы установок запрета. Это тоже не входит в гипотезу Ника. - Я же не претендую на абсолютную истину... - Я понимаю, Ник. - Может быть, здесь все таки происходят два события, - сказала Эва. - Да, придется пока так и считать. Меня только смущает факт, что они совпали по времени. Они должны быть как-то связаны.

18.

Эва кипятила чай и делала бутерброды прямо в помещении пульта связи. Все уже давно не ели. Оза оставалась у окна. Иногда Эва вступала с ней в разговор, но он очень быстро заканчивался. Эва несколько раз садилась напротив нее на подлокотник и украдкой разглядывала. Она и раньше знала Озу. Внезапно возникшее предположение не давало ей покоя, но она боялась высказать его вслух. Что-то ее удерживало. В противоположном углу помещения Эрли разбирал содержимое ящика, привезенного со второй базы. Эрли стопку за стопкой перекладывал диаграммы. Бумага часто ломалась, и он действовал очень осторожно. Если бы даже все регистрирующие приборы на второй базе работали день и ночь, то и в этом случае неоткуда было взяться такому количеству документов. Это сразу бросилось ему в глаза. Он все перекладывал пачки графиков, надеясь найти что-нибудь вроде письма, какого-нибудь объяснения. Ящик был уже почти пуст, но ничего подобного он так и не нашел. Тогда он начал развязывать пачки, и первая же из них выпала у него из рук. В углу каждой диаграммы стояла дата. Первая попавшаяся гласила: "2195-й день со дня катастрофы". Он начал перебирать всю пачку и наконец дошел до 2О-го дня. Более ранних дат на диаграммах не было. В одной пачке были записи скорости ветра, в другой - температуры, в третьей - давления, затем ускорения времени для двух датчиков, разнесенных всего на десять метров. Это же было ничтожное расстояние для такого исследования. Здесь были такие цифры! Особенно в первые дни. Да, в первые... Потому что из диаграммы было совершенно очевидно: на второй базе с момента катастрофы прошло не менее пятнадцати лет. Потом записи обрывались. Не было записи и первых дней, видимо, потому, что люди боролись с сельвой за свое существование. Они выжили, и их труд сейчас помогал Эрли разбираться в происшедшем здесь. Теперь многое встало на свои места. Теперь ясно, почему Свен утверждал, что солнце за время их пребывания на второй базе не сдвинулось ни на одну дуговую секунду. Ясно, почему они утверждали, что пробыли в полете шесть, а не четыре часа. Они могли пробыть на второй базе несколько дней, а по возвращении узнали бы, что на Центральной прошло все равно четыре часа. Потому что за одни сутки, за один оборот Отшельника вокруг своей оси на широте второй базы проходило полтора года. - Эва, - позвал он девушку. Она подошла к нему и села рядом. - Эва, все, что говорила Сеона, правильно. Она действительно прожила там двадцать лет. Ты удивлена? - Я не поняла. Но вот что я тебе скажу. Эта девушка не Оза. Теперь Эрли удивленно посмотрел на нее. - Она очень похожа на Озу. Удивительно похожа. Но это не Оза. Генри был слишком взволнован встречей с ней, ведь это было просто чудом, что она осталась живой, а потом тем, что Оза, как он думал, лишилась рассудка. Он скоро и сам заметит разницу... Так, говоришь, она прожила там двадцать лет? Когда я поняла, что это не Оза, я подумала: может быть, те, чужие, для каких-то своих целей воспроизвели Озу, жену одного из оставшихся в живых людей. Другого я не могла придумать. А раз ты говоришь... Значит, это дочь Озы. И все, что она говорит, правда. - Да, кое-что проясняется. Но много и темных мест. Эва, введи в математическую машину эти данные и программу об ускорении времени на разных широтах Отшельника. Кажется, получится что-то ужасное. Я сейчас спрошу у Генри, где они пересекали энергетические пояса. Может оказаться, что это никакие не энергетические пороги или барьеры. Как ему рассказать все это? Эрли выбежал из отсека связи и, пробежав несколько комнат, открыл дверь лаборатории записи информации. Генри должен был прослушать здесь записи переговоров с Центральной, сделанные, когда они несколько раз пересекали энергетический барьер. Генри сидел, уронив голову на монтажный столик. Вокруг него валялись запоминающие кристаллы и магнитная проволока, крутилась пустая кассета магнитофона. - Генри, - тронул его за плечо Эрли, - я хочу тебе сказать... Ты должен быть мужественным... Это не Оза, Генри. Вирт поднял бледное уставшее лицо и несколько раз кивнул головой: - Я уже знаю, Эрли. Это моя дочь. Сеона. В кольце Озы был запоминающий кристалл. Это кольцо мне передала Сеона. Оза мне все рассказала. Правда, наша встреча длилась всего одну минуту. - Здесь, Генри, все кого-то или что-то потеряли. Эрли постоял еще мгновение, молча вышел, но тотчас же вернулся. - Я хотел спросить тебя, Генри, на каких широтах вы пересекали энергетические барьеры? Генри назвал широты и добавил: - Только это были не энергетические барьеры. - Догадываюсь. - Это были границы областей, в которых время течет по-разному. Чем дальше от экватора, тем оно течет быстрее. Слушай. Он остановил крутящуюся кассету, вставил в нее проволоку и снова включил магнитофон. В комнате раздался резкий высокий вой. - Это самая нижняя частота голоса Ника. А теперь слушай. Он переключил скорость. Из динамика донеслось: - Вызываю Вирта! Я - Трайков. Вызываю Вирта! - Слова повторялись много раз. - Что у вас произошло? - За первым порогом время течет в двадцать раз быстрее, чем у нас. Во сколько раз оно быстрее за вторым, не знаю. На второй базе оно течет в пятьсот раз быстрее. - Вот почему вас прижимало на каждом пороге. Время течет быстрее, и поэтому нужно иметь большой импульс энергии, чтобы попасть в него. Вот почему без всякой видимой причины перевернулась "Фиалка". У нее был слишком маленький импульс энергии, - рассуждал Эрли. - Что мы теперь будем делать? - спросил Вирт. - Я передам эти данные Эве, она введет их в вычислительную машину. Когда мы получим результат, то сообщим обо всем Свену и Нику. А что ты скажешь Сеоне? - Я дам ей послушать это, - ответил Генри и разжал ладонь, на которой лежало кольцо с камнем. Он взял в другую руку небольшой аппарат для записи и считывания с кристаллов, и они оба вышли в коридор. Эрли передал Эве необходимые для решения задачи данные. Генри сел рядом с Сеоной. Она улыбнулась ему. Было видно, что она чувствует себя неловко, как каждый человек, очутившийся пусть среди хороших, но все же незнакомых людей. - Сеона, - сказал Генри, - я не буду тебе ничего объяснять. Меня зовут Генри Вирт. Послушай это. - Он вставил кольцо в зажим и включил аппарат. Раздался печальный тихий голос: - Здравствуй, Генри. Любимый мой... Эрли взял Эву за руку, и они вышли из зала. - Я хотел выяснить возраст останков Эзры и Юмма, - сказал Эрли. - Это нужно сделать обязательно. - Я могу помочь тебе. - Нет. Я это сделаю один. Это не очень сложно. Только я не знаю, где находится лаборатория. - Эрли, тебе придется пройти в в северное крыло по этому коридору. Там есть табличка. - Эва, скоро будут готовы результаты вычислений. Проследи. - Сейчас мне неудобно входить туда. Я провожу тебя. - Чудачка.Тут и провожать-то некуда. Все рядом. - Все равно. Они успели пройти несколько десятков шагов, когда открылась дверь, из которой показалась голова Генри. - Куда вы ушли? - крикнул он им вдогонку. - Иди, Эва. Я скоро вернусь. Эрли шел по коридору неровными шагами, иногда запинаясь от усталости. Там, где коридор пересекал линию экватора, он не утерпел и заглянул в инженерный зал. Он знал, что увидит там, и не ошибся. Этому залу тоже было несколько сот лет. Всюду лежала столетняя пыль. Метрах в двухстах дальше по коридору он отыскал нужную лабораторию и взял в руки небольшой приборчик. Затем на эскалаторе поднялся на верхний ярус Центральной, несколько секунд постоял возле прозрачного купола, пытаясь разглядеть фигурки Свена и Ника на четвертом накопителе, но ничего не увидел. В главном пульте ему встретились все время о чем-то спорящие Эзра и Юмм. Но он на них уже не обращал внимания. Они жили в каком-то ином измерении времени. Анализ останков двух людей показал, что они умерли полторы тысячи лет назад. Через пять минут Эрли был в зале связи. Генри в зале не было. Оказывается, его вызвал к себе Свен. Неизвестные что-то затевали. Генри уехал к четвертому накопителю на втором вездеходе. Эва встретила его в страшном замешательстве. - Эрли! У них на двадцатой базе прошло около шестисот лет. Их давно уже нет в живых...

19.

Свен и Ник вскочили в лифт и понеслись вниз. Николай на ходу передал: - Эрли! Появился их вездеход. Они спускаются с накопителя. Впечатление такое, что они сейчас двинутся к Центральной. Мы тоже спускаемся к вездеходам. - Отступайте к Центральной. Постарайтесь, чтобы они вас не обнаружили. Но их уже обнаружили. Двухбашенный вездеход с десятком дул, нацеленных в разные стороны, внезапно выскочил из-за четвертого накопителя. Генри бросил свою машину вперед, наперерез, чтобы дать возможность Свену и Нику укрыться за ее броней. Неизвестные, очевидно, не ожидали встреч с кем-либо, и их вездеход резко остановился, закачавшись на рессорах. Генри проехал вперед. Тяжелый бластер лежал у него рядом на сиденье, но на ходу он все равно не смог бы им воспользоваться. Вездеход не был боевой машиной. Неизвестные несколько минут никак себя не проявляли. Словно в их вездеходе никого не было. Все было тихо. За это время Свен успел поставить свою машину рядом с машиной Генри. Затем вездеход продвинулся немного вперед. То же самое проделали Свен и Генри. Расстояние между машинами сократилось до нескольких метров. Николай обо всем происходящем докладывал Эрли. - Отступайте назад, к Центральной! - кричал Эрли. - Но тогда они пойдут туда вместе с нами, - ответил Ник. - Пусть подходят! Здесь нас будет в два раза больше. - Хорошо. Неизвестные не проявляли агрессивных намерений. Наоборот, одно за другим исчезли из башен дула неизвестного оружия. Затем один из люков вездехода открылся, и из него показался человек с бронзовой кожей, золотящейся в лучах заходящего солнца. Он что-то крикнул, но слов нельзя было разобрать. - Эрли, нам тоже выйти? - спросил Трайков. - Подождите! Генри вам рассказал, что еще нам удалось выяснить? - Вкратце. - Так вот слушайте. Эти неизвестные тут совершенно ни при чем. Когда Эзра передал базам сигнал об эвакуации, было уже поздно. Скачком ускорение времени на полюсах Отшельника достигло огромной величины. На двадцатой базе время начало течь в двадцать тысяч раз быстрее, чем у нас, на Центральной. А у южного полюса в двадцать тысяч раз медленнее. К экватору градиент медленно убывал. Это и вызвало невиданный ураган. Воздух из области быстротекущего времени вытеснялся в соседнюю, где время шло медленнее. Ураган практически мгновенно охватил все северное полушарие. Затем плавная кривая изменения ускорения времени сменилась ступенчатой. Там, на границах, и сейчас бушуют ураганы. Все базы оказались разрушенными почти мгновенно. Остальное сделала сельва. Неизвестна причина временного скачка. Но новый необъяснимый факт - эти неизвестные. С баз они добраться не могли, потому что если там кто и уцелел после урагана, их уже нет... Несколько десятилетий или столетий. Эти неизвестные не имеют отношения к Отшельнику. Человек с бронзовой кожей уже стоял перед вездеходом Генри и чтото показывал знаками. - Кажется, он просит впустить его в машину, - сказал Генри. - Впустить? У него нет оружия. И вообще, мне кажется, они настроены миролюбиво. - Пусть сначала объяснит, что им нужно. Генри до половины высунулся из люка и попытался знаками спросить, что им нужно, но у него ничего не получилось. Тогда он просто спросил: - Что вам нужно на Центральной? Бронзовый человек подошел совсем рядом к вездеходу. Генри повторил свой вопрос. - Козалес! Нужно Козалес! Генри на мгновение остолбенел, потом справился с охватившим его удивлением и передал в микрофон: - Эрли! Им нужен ты. - Я? Они что,говорят на нашем языке? - Во всяком случае, я его понял. - Возьми его в кабину и езжай скорее сюда. Свен пусть пока со своей машиной останется на месте. Вездеход неизвестных лучше пока не пускать сюда. - Я понял, - ответил Генри и знаком показал человеку, что он может влезть в его машину. Через несколько минут они были возле главного входа в Центральную станцию. Оба молчали. Генри провел неизвестного в зал связи. Неизвестный немного испуганно переступил порог и сказал: - Здравствуйте! Мне нужен Козалес. - Это я, - ответил Эрли, вставая с кресла. Неизвестный быстро подошел к нему и протянул руку для пожатия. Эрли недоверчиво пожал ее. - Мы добирались сюда около трехсот лет, - сказал неизвестный, - во всяком случае, в Большом Городе прошло триста лет. Нас послал Констак. Его, правда, нет уже в живых. Он умер давно-давно. Но он оставил нам программу действий. И до нас посылались экспедиции. Но, очевидно, они не дошли, раз это еще существует, - и он развел руками. - Что существует?- переспросил Эрли. - Эта станция. Мы должны взорвать ее. Так говорится в программе Констака. - Кто такой Констак и что это за Большой Город? - Констак был великий ученый. Разве вы его не знаете? Эрли улыбнулся: - Как же я могу его знать, если вы сюда добирались триста лет. Меня тогда еще и не было. Ну а что это за Большой Город? Планета? Неизвестный отрицательно покачал головой. - Солнечная система? - Нет... - Тогда что же? Галактика? - Нет... Нужен глобус. Но глобуса, к сожалению, поблизости не оказалось. - Понимаете, это бывшая база. Когда-то от Центральной до нее можно было добраться за десять часов. А теперь нужно триста лет. Мы не физики. Мы только выполняем программу Констака. Там сказано, что если мы не сможем взорвать накопители сами, то должны найти Козалеса. У нас есть письмо. Только оно очень старое. Его нужно читать очень осторожно. Его писал сам Констак. - Каким видом транспорта вы добирались от Большого Города до Центральной? - Мы шли на вездеходах. У нас было пять вездеходов. Дошел только один. Остальные погибли. У Эрли голова пошла кругом. Да ведь они с двадцатой базы! Но за триста лет там все должны были умереть. Откуда же они тогда взялись? - Констак - это Конрад Стаковский?! - крикнул он. - Да. Это Конрад Стаковский. Но он обычно называл себя Констак. - Свен! - крикнул Эрли в микрофон. - Веди сюда свой вездеход. И вездеход этих людей сюда. Это наши! Они с двадцатой базы! - Как с двадцатой? Что, опять новая гипотеза? - Нет, Свен, старая! Теперь все ясно. Веди их скорее сюда! Бронзовый человек смущенно оглядывался вокруг. - Сколько человек в вездеходе? - Одиннадцать. Я двенадцатый. Восемь человек погибли. - Как вас зовут? - Энрико. - Вы, наверное, чертовски голодны? Да и мы тоже. Эва и Сеона! Я хочу просить вас... Девушки уже все поняли: они включили и настроили автоматы для приготовления еды. Вскоре в Центральную ввалилась шумная ватага бронзовых людей. Свен и Ник недоверчиво шли позади с бластерами за спиной. - Выбросьте эти игрушки, - сказал им Эрли. Когда все немного поутихли, Энрико рассказал: - После того, как на базе получили сигнал об эвакуации, там сразу же возник невиданной силы ураган. База была разрушена. К счастью, это была самая многочисленная база. На ней было четырнадцать человек. В первые же минуты недосчитались одного... Остальные успели укрыться в подвальных помещениях станции. Выйти из этих подвалов удалось только через пять лет. И только через тридцать лет они более или менее очистили территорию базы от сельвы, но перед ними встала проблема голодной смерти. Конрад Стаковский к этому времени умер. Постепенно они нашли способ перерабатывать ползунов и мешки во что-то отдаленно напоминающее пищу. Потом наступила сорокалетняя зима и ночь. - Но ведь все, кто был на этой базе, должны были умереть? - Конрад Стаковский с самого начала знал, что произошло на Отшельнике, и наказал, что кто-то должен добраться до Центральной. Те, кто жил на базе с самого начала, не могли и мечтать об этом. И женщины рожали детей. Через триста лет, когда мы уезжали, там было уже около шестисот человек. Сейчас, наверное, гораздо больше. Но Отшельник должен погибнуть. На Отшельнике образовался генератор времени. Его излучающее кольцо проходит по экватору. Как только время на полюсе Отшельника сровняется со временем, которое прошло в этом кольце, наступит насыщение и Отшельник взорвется. Когда это произойдет, Стаковский не знал. - Через пятнадцать дней, - сказал Эрли. - Этому излучающему кольцу полторы тысячи лет. - Нужно разорвать его на возможно большем расстоянии. Для этого нужно взорвать накопители энергии, взорвать Центральную. Мы выяснили запасы энергии. Этого достаточно, но мы не знаем схемы соединения накопителей. На базе этого никто не знал. Там не было инженеров. А ждать пятнадцать дней нельзя. Надо взорвать Центральную как можно раньше. Большой Город еле сводит концы с концами. Им там приходится очень плохо. - Можно забросить им продовольствие на винтолете, - сказал Свен. - Нет, - ответил Эрли. - Энергетический барьер там очень высок. - А "Фиалка"? - "Фиалка" может садиться только на малой скорости. Кроме того, там нет посадочной площадки. После обеда все немедленно принялись за работу. Основная часть людей под руководством Эрли грузила на "Фиалку" различные ценные приборы, оборудование, материалы исследований, все необходимое для того, чтобы колония Отшельника после уничтожения Центральной смогла просуществовать до прихода "Варшавы". Схема соединения накопителей не была найдена. Это значительно усложнило задачу. Пробуя распутать этот клубок, они могли провозиться и не пятнадцать дней. И тут Эрли вспомнил, что было изображено на рулоне бумаги, которую он видел у Эзры и Юмма. Теперь он уже не сомневался, что они живут в каком-то ином измерении времени, где, кроме Центральной и их двоих, никого и ничего не существует. Они понимают, что с ними произошло, потому что они руководили этим экспериментом. А то, что был эксперимент, Эрли догадывался. Оба они представляли последствия эксперимента, когда он вышел из-под их контроля. Эзра и Юмм чаще всего появлялись в главном пульте и зале связи, как бы предполагая, что там должны быть люди. Они часто разворачивали теперь уже не существующую для других схему, как бы приглашая срисовать ее. К закату солнца так было и сделано. А в полночь все было готово для взрыва. На "Фиалке" должен был взлететь Трайков и оставаться на орбите спутника Отшельника до тех пор, пока где-нибудь не будет подготовлена посадочная. Остальные должны были лететь на винтолетах. Их нужно было обязательно сохранить. Конрад Стаковский разработал программу взрыва накопителей энергии таким образом, чтобы ускорение времени, положительное и отрицательное, исчезло не скачком, а плавно. Нужно было избежать второго разрушительного урагана. В начале первого ночи стартовала "Фиалка". Вскоре они услышали спокойный голос Трайкова: - Все в порядке. После этого с Центральной стартовали два грузовых винтолета с людьми. Их вели Эрли и Свен. Остальные винтолеты взлетели без пилотов. В них была заложена программа полета. Вместе с Эрли летели Эва и несколько бронзовокожих людей с двадцатой базы. - Вспомнил! - вдруг услышали они голос Трайкова. - Вспомнил, где я видел эти качели! Они же изображены на стенах Центральной! На самом экваторе ровная полоска, параллельная земле. А чем дальше к северу или югу, тем больше угол наклона этих качелей. И знак угла разный. У северного полюса положительный, у южного - отрицательный. - Жаль, что поздно возвращаться, - сказал Эрли. - Странно. Ведь все видели их, а из сознания ускользало. Винтолеты летели плотной группой, удаляясь по экватору на восток и забирая чуть-чуть к северу.

2О.

Они удалились от Центральной километров на пятьсот, когда раздался взрыв. Ночное небо озарилось яркой вспышкой. Через час в эфире раздались слова: - Почему эвакуация? Эзра, что там у вас? Это говорили с девятнадцатой базы, расположенной почти у самого южного полюса. У них там с момента катастрофы прошло несколько минут. Эрли нервно улыбнулся. - Скажи им, Эва, чтобы все оставались на своих местах. Генри передаст им сообщение. Потом они летели по направлению к двадцатой базе. Эрли включил автопилот и вытащил из кармана два письма. Одно было от Конрада Стаковского, второе - от Лэй. "Здравствуй, Эрли! - писала Лэй. - Мне так хотелось бы увидеть тебя еще раз..." Он сложил письмо, хотел разорвать его, но передумал и положил его на колено сидевшей рядом Эвы. - Когда-нибудь прочтешь,- сказал он. Она отрицательно покачала головой. "Эрли! - писал Конрад Стаковский. - Мы все же добились того, чего хотели. Мы можем управлять временем. Я уверен, что продолжишь наше дело. Представляю себе, что ты создашь установку, на одном полюсе которой время будет ускоряться, а на другом замедляться. Эксперименты, на которые раньше людям нужны были годы, теперь можно будет проводить в считанные секунды. Я даже не могу себе представить, как далеко шагнет вперед человечество, приручив время, заставляя его течь по своему усмотрению. ...очень жаль, что это открытие повлекло за собой катастрофу. Но я уверен, что ты продолжишь работу, я постараюся помочь тебе... Если же страсть журналиста пересилила в тебе физика, вот начало твоей книги. Мы так и не узнали, что за цивилизация оставила на Отшельнике свой след. Может быть, и не было никакой другой цивилизации? Может через двадцать лет эта установка будет сооружена на Земле и Окажется пренесенной сюда на Отшельник, сдвинутая во времени. Ведь на Земле уже давно ведутся работы, связанные с попытками управлять временем. Эзра и Юмм были заражены этой идеей. Мы долго не могли понять, что представляют собой Центральная, ее накопители энергии, базы. А потом мы открыли излучающее кольцо Отшельника и постепенно пришли к выводу, что на этой установке возможно экспериментально проверить возможность взаимного превращения пространства и времени. Основная часть экспедиции занималась изучением Отшельника, пытаясь выяснить, кто же все-таки побывал на Отшельнике. В одном из многочисленных помещений Центральной были найдены рабочие записи. Обычные рабочие записи, из которых немного что поймешь, но все же. И мы поняли, что кое-кто уже пытался заниматься экспериментами с пространством и временем. Самое странное было в том, что рабочие записи были сделаны на земном языке. И в нескольких местах стояла твоя подпись. Я разговаривал с Лэй. Она сказала, что у нее не было никаких твоих записей, никаких документов, ничего твоего. Я не мог понять, где бы ты мог заниматься подобными экспериментами. Мне о них ничего не было известно. К нашему эксперименту мы готовились долго и тщательно. Через четыре дня после того, как "Фиалка" стартовала с Отшельника. Эзра настоял на том, что можно начинать эксперимент. Это должен был быть тот самый эксперимент - взаимные превращения пространства и времени. На Центральной остались только Эзра, Юмм и Эва. Остальные на винтолетах вылетели на базы. Это должен был быть колоссальный эксперимент, и нам не хватало людей. Одиннадцатого в семь ноль-ноль все двадцать баз доложили, что готовы к проведению эксперимента. Эксперимент начался в семь пятнадцать. Эзра отдавал команды по внешней связи и включал накопители энергии. Юмм немедленно обрабатывал результаты эксперимента на вычислительной машине и вносил корректирующие изменения в программу эксперимента. Примерно до восьми часов все шло, как и в предварительных небольших экспериментах... Накопители израсходовали семьдесят процентов энергии, а изменения кривизны пространства в локальной области Отшельника не наблюдалось. Эзра начал нервничать. Примерно в восемь часов ноль три минуты приборы отметили искривление пространства. Ускорение времени было равно нулю. Эзра решил прекратить эксперимент. Юмм настаивал на продолжении. Через минуту выяснилось, что их спор бесполезен. Эксперимент вышел из-под контроля. Эзра выключил накопители, но искривление пространства осталось. Это подтвердили все двадцать баз. Затем искривление пространства исчезло, но началось ускорение времени, особенно заметное не экваторе. На полюсах ускорения времени не было. В восемь часов десять минут ускорение времени прекратилось, и приборы зарегистрировали искривление пространства. Ускорение времени было небольшим. Одна секунда за час. Раскачивание системы пространство - время продолжалось еще двадцать две минуты... Потом ускорение времени начало стремительно нарастать. Связь между базами и Центральной прервалась... Прошло уже пять лет, а мы еще не вышли из подземелья. Эрли, а что, если это были твои будущие рабочие записи? Ведь тогда нам не надо искать другую цивилизацию, ведь тогда все это сделали мы сами. Эрли, ты должен научиться управлять временем..." Впереди уже была видна вторая база. - Эрли, - сказал Генри. - Я хочу задержаться здесь на несколько минут... Ты понимаешь меня? - Да,Генри,- и он выключил микрофон. Четырнадцать винтолетов застыли на одном месте, а один, сделав крутой вираж, пошел на посадку. В лучах восходящего солнца он казался маленьким золотым жуком.